Ореховская ОПГ | Документы

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 июля 2002 г. Дело № 5-о03-59

  Опубликовано в соответствии с законом «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» от 22 декабря 2008 г.

Вашему вниманию предлагается уникальный документ — обжалование приговоров, вынесенных Московским городским судом 17 июля 2002 года членам банды Двоечника, в Верховном Суде РФ от 22 апреля 2003 года. Многое из того, о чем рассказывается в определении, мы знали и раньше благодаря статьям в «Московских новостях» и «Московском комсомольце», а также замечательной телепередаче «Чикаго на Борисовских прудах», но без подробностей. С помощью этого определения, полагаясь на судебную достоверность, мы можем точно понять, где, с кем и как действовала банда. Бандиты получили в среднем по десять лет. С учетом отбытого во время следствия многие из них уже давно на свободе.

  1. Убийство друга «по неосторожности» и погром в зале игровых автоматов
  2. Кража видеоаппаратуры со склада в совхозе им. Ленина
  3. Разбойное нападение на водителей-дальнобойщиков
  4. Вымогательство денег у друга отца Двоечника со стрельбой под ноги
  5. Мошенничество в отношении приятеля и его матери
  6. В Польщикова стрелял Маковец, а Власов — подстраховывал
  7. Убийство Юрия Шишенина
  8. Покушение на убийство Чепчина
  9. Вымогательство денег у Климова
  10. Доверенность на машину под угрозой убийства
  11. Избиение Ушаковых
  12. Вымогательства у владельца автостоянки
  13. Кража машины Носырева

Кассационное определение

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Кузнецова В.В., судей Ботина А.Г. и Батхиева Р.Х. 22 апреля 2003 года рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Урагана, Кудрявцева М.В., Эртуганова Р.Р., Власова Д.В., Маковца В.Н., Логинова В.В., Лебенкова Д.Н., Ромашкина А.А. и Белова И.С., адвокатов Степановой Е.А., Ивановой Т.И., Лисняка Н.В., Жданова Д.В. и Королева И.А. на приговор Московского городского суда от 17 июля 2002 года, которым

Ураган осужден к лишению свободы: по ст. 106 УК РСФСР на 3 года и в соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 78 УК РФ в связи с истечением срока давности от отбытия наказания освобожден, по ст. 206 ч. 3 УК РСФСР на 6 лет, по ст. 148 ч. 5 УК РСФСР на 10 лет с конфискацией имущества, по ст. 207 УК РСФСР на 6 месяцев и в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ в связи с истечением срока давности от отбытия наказания освобожден, на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений окончательно на 10 (десять) лет в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

Кудрявцев М. В. осужден к лишению свободы: по ст. 206 ч. 3 УК РСФСР на 6 лет, по ст. 148 ч. 5 УК РСФСР на 7 лет с конфискацией имущества, по ст.ст. 17 и 103 УК РСФСР на 8 лет, по ст.ст. 17 и 102 п. «и» УК РСФСР на 11 лет, по ст.ст. 17, 15 и 103 УК РСФСР на 9 лет, по ст.ст. 33 п. 5 и 112 ч. 2 п. «б» УК РФ на 5 лет, на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений окончательно на 11 (одиннадцать) лет в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

Эртуганов Р. Р. осужден к лишению свободы: по ст.ст. 17 и 103 УК РСФСР на 8 лет, по ст.ст. 17, 15 и 103 УК РСФСР на 10 лет, по ст. 112 ч. 2 п. «б» УК РФ на 5 лет, по ст. 112 ч. 1 УК РФ на 3 года, на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений окончательно на 10 (десять) лет в исправительной колонии общего режима;

Власов Д. В. осужден к лишению свободы: по ст.ст. 17 и 102 п. «и» УК РСФСР на 9 лет, по ст.ст. 17, 15 и 103 УК РСФСР на 7 лет, на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений и на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности приговоров окончательно на 9 (девять) лет в исправительной колонии общего режима;

Маковец В. Н. осужден к лишению свободы: по ст. 103 УК РСФСР на 10 лет, по ст.ст. 17, 15 и 103 УК РСФСР на 7 лет, по ст.ст. 17 и 102 п. «и» УК РСФСР на 12 лет, по ст. 112 ч. 2 п. «б» УК РФ на 5 лет, по ст. 112ч. 1 УК РФ на 3 года, на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений и на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ окончательно на 12 (двенадцать) лет в исправительной колонии общего режима;

Логинов В. В. осужден к лишению свободы: по ст. 148 ч. 5 УК РСФСР на 8 лет с конфискацией имущества, по ст.ст. 33 и 112 ч. 2 п. «б» УК РФ на 5 лет, по ст. 158 ч. 3 п.п. «а, б» УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по ст. 326 ч. 2 УК РФ на 4 года, по ст. 327 ч. 1 УК РФ на 2 года, по ст. 147 ч. 3 УК РСФСР на 9 лет с конфискацией имущества, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 11 (одиннадцать) лет в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

Лебенков Д. Н. осужден к лишению свободы: по ст. 158 ч. 2 п. п. «а, в, г» УК РФ на 6 лет без штрафа и в соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 78 УК РФ в связи с истечением срока давности от отбытия наказания освобожден, по ст. 162 ч. 2 п. п. «а, г» УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества, по ст. 148 ч. 5 УК РСФСР на 10 лет с конфискацией имущества, на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений и на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности приговоров окончательно на 13 (тринадцать) лет в исправительной колонии общего режима;

Ромашкин А. А. осужден к лишению свободы: по ст. 147 ч. 3 УК РСФСР на 5 лет с конфискацией имущества, по ст. 148 ч. 5 УК РСФСР на 10 лет с конфискацией имущества, на основании ст. 40 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 10 (десять) лет в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

Белов И. С. осужден по ст. 162 ч. 2 п.п. «а, г» УК РФ и на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений на 8 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

Солдаткин О. Б. осужден к лишению свободы: по ст.ст. 17, 15 и 103 УК РСФСР на 7 лет, по ст.ст. 33 и 112 ч. 2 п. «б» УК РФ на 3 года, на основании ст. 40 УК РСФСР и ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений и приговоров с применением ст. 73 УК РФ окончательно на 7 (семь) лет условно с испытательным сроком 5 (пять);

Солдаткин А. Б. осужден по ст.ст. 33 и 112 ч. 2 п. «б» УК РФ с применением ст. 73 УК РФ на 3 года условно с испытательным сроком 5 (пять) лет;

Терехов А. Н. осужден к лишению свободы: по ст. 158 ч. 2 п.п. «а, в, г» УК РФ на 3 года без штрафа и в соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 78 УК РФ в связи с истечением срока давности от отбытия наказания освобожден, по ст. 162 ч. 2 п.п. «а, г» УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 7 лет без конфискации имущества, по ст. 148 ч. 5 УК РСФСР с применением ст. 64 УК РФ на 6 лет без конфискации имущества, на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений окончательно на 7 лет в исправительной колонии общего режима, на основании ст. 73 УК РФ постановлено назначенное наказание считать условным с испытательным сроком в течение 5 лет, на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ зачтено в срок наказания наказание, не отбытое по предыдущему приговору;

Галкин В. А. осужден по ст. 158 ч. 2 п.п. «а, в, г» УК РФ на 3 года лишения свободы и на основании п. «б» ч. 1 ст. 78 УК РФ от отбытия наказания освобожден в связи с истечением срока давности.

Оправданы: Солдаткин О.Б. по ст.ст. 77 и 102 п. «н» УК РСФСР — за отсутствием состава преступления, Ураган по ст.ст. 77 и 102 п.п. «и, н» УК РСФСР — за отсутствием состава преступления; по ст.ст. 146 ч. 3 и 325 ч. 2 УК РСФСР — за недоказанностью участия в совершении преступления, Ромашкин А.А. по ст.ст. 77, 146 ч. 3 и 325 ч. 2 УК РСФСР — за недоказанностью участия в совершении преступления, Лебенков Д.Н., Терехов А.Н., Белов И.С. и Логинов В.В. по ст.ст. 77 и 125-1 ч. 3 УК РСФСР — за отсутствием состава преступления, Эртуганов Р.Р., Власов Д.В., Солдаткин А.Б., Кудрявцев М.В. и Маковец В.Н. по ст. 77 УК РСФСР — за отсутствием состава преступления.

На основании ст.ст. 97 ч. 1 п. «г» и 99 ч. 2 УК РФ к Белову И.С. применены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения от наркомании.

Постановлено взыскать в возмещение морального вреда в долевом порядке с Кудрявцева Михаила Вениаминовича, Маковца Виктора Николевича, Власова Дмитрия Владимировича и Эртуганова Руслана Рушановича в пользу потерпевшей Польщиковой Ирины Станиславовны 60 000 руб. (по 15 000 рублей с каждого).

Приговор в отношении Терехова А.Н., Галкина В.А., Солдаткина О.Б. и Солдаткина А.Б. не обжалован и представления в отношении них не принесены, дело в отношении них рассматривается в порядке ст. 373 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Ботина А.Г., выступление осужденных Ромашкина А.А., Эртуганова Р.Р., Власова Д.В., Белова И.С., Кудрявцева М.В., Логинова В.В. и Маковца В.Н., адвокатов Жданова Д.В., Ивановой Т.И. и Лисняка Н.В., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, а также мнение прокурора Хорлиной И.О., полагавшей приговор изменить, судебная коллегия установила:

Признаны виновными в:

Ураган — причинении смерти по неосторожности;

Ураган и Кудрявцев — хулиганстве с применением предметов, специально приспособленных для нанесения телесных повреждений;

Лебенков, Терехов и Галкин — краже чужого имущества по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба потерпевшему;

Лебенков, Терехов и Белов — разбое по предварительному сговору группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия;

Ромашкин и Логинов — мошенничестве в крупных размерах, а Логинов — повторно;

Маковец — умышленном убийстве без отягчающих обстоятельств, указанных в статье 102 УК РСФСР;

Кудрявцев, Эртуганов и Власов — пособничестве в умышленном убийстве без отягчающих обстоятельств, указанных в статье 102 УК РСФСР;

Маковец, Власов и Кудрявцев, ранее совершившие умышленное убийство, — пособничестве в совершении умышленного убийства;

Эртуганов — покушении на умышленное убийство без отягчающих обстоятельств, указанных в статье 102 УК РСФСР;

Кудрявцев, Маковец, Солдаткин О. и Власов — пособничестве в покушении на умышленное убийство без отягчающих обстоятельств, указанных в статье 102 УК РСФСР;

Кудрявцев, Ураган, Лебенков, Ромашкин, Терехов и Логинов — вымогательстве чужого имущества под угрозой насилия над лицом, в собственности которого находится это имущество, организованной группой, Лебенков, Ромашкин, Терехов и Логинов — повторно, а Логинов также под угрозой убийством;

Ураган — угрозе убийством;

Эртуганов и Маковец — умышленном причинении потерпевшим вреда здоровью средней тяжести в связи с выполнением потерпевшим своего служебного долга, а Логинов, Кудрявцев, Солдаткин А. и Солдаткин О. — пособничестве в совершении этого преступления;

Логинов — краже чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, повторно, с причинением значительного ущерба гражданину и в крупном размере, подделке и уничтожении идентификационного номера транспортного средства в целях эксплуатации и сбыта транспортного средства, а равно сбыте транспортного средства с заведомо поддельным идентификационным номером, группой лиц по предварительному сговору, а также в подделке официального документа, предоставляющего права, в целях его использования и сбыте такого документа.

Преступления совершены в период с 17 января 1993 года по 12 декабря 1998 года (курсив мой. — Прим. адм.) в г. Москве и Московской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные виновными себя в совершении указанных преступлений не признали.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных): осужденный Ураган утверждает, что его вина в преступлениях не доказана. Считает, что опознание его по фотографиям является незаконным. Указывает, что показания свидетелей Климовых противоречивы. Полагает, что суд незаконно огласил в судебном заседании показания всех не явившихся свидетелей. Оспаривает выводы почерковедческой экспертизы по эпизоду в отношении Сиротина. Просит приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение;

осужденный Белов считает приговор незаконным и необоснованным. Утверждает, что его вина в разбойном нападении не доказана, а вывод о виновности основан на противоречивых показаниях потерпевших и свидетелей. Считает, что суд, квалифицируя его действия по ст. 162 ч. 2 УК РФ, ухудшил его положение. Просит приговор отменить, а дело прекратить;

адвокат Королев И.А. в защиту осужденного Белова утверждает, что вина последнего в разбое не доказана. Считает, что суд не мог в основу обвинения положить противоречивые показания потерпевших Парамонова и Матуляна, а также ложные показания осужденного Терехова. Оспаривает применение к осужденному принудительных мер медицинского характера. Просит приговор в отношении Белова отменить, а дело прекратить;

осужденный Ромашкин считает, что его вина в совершении преступлений не доказана. Утверждает, что показания потерпевшего Сиротина являются ложными. Отрицает участие в вымогательстве денег у Климова. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство;

адвокат Жданов Д.В. в защиту осужденного Ромашкина утверждает, что вина последнего не доказана. Считает, что показания потерпевшего Сиротина не согласуются с другими доказательствами, а показания, данные на предварительном следствии осужденным Тереховым, являются необъективными. Указывает, что в приговоре действия осужденного, связанные с вымогательством, не конкретизированы. Полагает, что к осужденному должна быть применена амнистия от 26.05.2000, поскольку ходатайство об этом было заявлено до внесения в акт об амнистии изменений. Обращает внимание на незаконное оглашение в судебном заседании показаний свидетеля Новиковой. Также обращает внимание на плохое состояние здоровья осужденного. Просит приговор отменить, а дело прекратить;

осужденный Логинов считает приговор незаконным и необоснованным, что его вина в причинении телесных повреждений потерпевшим Ушаковым не доказана, а показания осужденного Солдаткина О. лживые и противоречивые. Отрицает совершение мошенничества в отношении Терещенко. Считает выводы суда о его виновности в этом преступлении, а также в хищении автомашины «Додж» основанными на предположениях. Полагает, что показания свидетелей Беловой О., Чутчева, осужденных Урагана и Солдаткина О. на предварительном следствии являются недопустимыми доказательствами, поскольку оглашены судом с нарушением закона. Просит приговор отменить, а дело прекратить;

адвокат Иванова Т.И. в защиту осужденного Логинова утверждает, что вина последнего в преступлениях не доказана. Указывает, что выводы суда о виновности Логинова основаны: в причинении вреда здоровью Ушаковым — лишь на противоречивых показаниях осужденных Солдаткиных, в совершении мошенничества в отношении Баханцева — на предположениях, а вывод о его виновности в совершении кражи автомашины «Додж» противоречит алиби осужденного о его нахождении на момент совершения преступления в другом месте. Также утверждает, что осужденный не участвовал в вымогательстве денег у Шипилова и Андреева. Указывает, что суд ошибочно квалифицировал действия осужденного по ст. 148 ч. 5 УК РСФСР по признаку повторности и совершения преступления организованной группой, по ст. 112 ч. 2 п. «б» УК РФ — по признаку осуществления потерпевшим Ушаковым служебной деятельности, а по ст.ст. 147 ч. 3 и 158 ч. 3 п.п. «а, б» УК РСФСР — по признакам повторности и крупного ущерба, причиненного Баханцеву и Насыреву. Обращает внимание на незаконное применение судом ст. 69 УК РФ при назначении осужденному наказания по совокупности преступлений. Полагает, что осужденный подлежит освобождению от наказания по ст.ст. 33 и 112 ч. 2 п. «б» и 327 УК РФ в связи с истечением сроков давности. Считает, что суд назначил Логинову чрезмерно суровое наказание. Просит приговор отменить, а дело прекратить;

осужденный Эртуганов считает приговор незаконным и необоснованным и просит его отменить;

адвокат Степанова Е.А. в защиту осужденного Эртуганова утверждает, что суд необоснованно игнорировал показания, данные Эртугановым и другими осужденными в судебном заседании, положив в основу обвинения противоречивые показания Солдаткина О., Солдаткина А., Ушаковых. Указывает, что срок давности привлечения осужденного к ответственности за причинение телесных повреждений Ушакову истек, назначенное Эртуганову наказание является чрезмерно суровым. Просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство;

осужденный Власов считает приговор незаконным и необоснованным. Утверждает, что его вина в соучастии в убийстве Польщикова не доказана, а вывод суда о его виновности основан на противоречивых доказательствах, в частности, на незаконно оглашенных в судебном заседании показаниях свидетелей Бодрова и Николаевой. Полагает, что в подтверждение его вины в убийстве Шишанина суд сослался на ложные показания осужденного Ураган, данные им на предварительном следствии. Просит приговор отменить, а дело прекратить;

осужденный Кудрявцев утверждает, что приговор является незаконным и необоснованным. Просит его отменить;

осужденный Лебенков утверждает, что приговор является незаконным, необоснованным и просит его отменить;

адвокат Лисняк Н.В. в защиту осужденного Лебенкова указывает, что вывод о виновности последнего основан на ложных и противоречивых показаниях осужденных Терехова, Галкина и Солдаткиных, потерпевших Парамонова, Матуляна и Климова. Утверждает, что суд неправильно квалифицировал действия осужденного по признаку организованной группы. Считает назначенное Лебенкову наказание чрезмерно суровым. Просит приговор отменить, а дело прекратить;

осужденный Маковец считает приговор незаконным и необоснованным. Указывает что вывод о его виновности в убийстве Польщикова показаниями Солдаткина О., свидетелей Дроновой, Бодрова, Николаевой и Дронова не подтверждается, суд не мог оглашать показания, данные этими свидетелями на предварительном следствии. Также утверждает, что он участия в убийстве Шишенина не принимал, а показания Урагана на предварительном следствии являются недопустимым доказательством по делу, поскольку даны им в болезненном состоянии. Также оспаривает свое участие в избиении Ушаковых. Обращает внимание на противоречивость показаний Солдаткина О. Просит учесть эти обстоятельства и приговор отменить, а дело прекратить.

В письменных возражениях на кассационные жалобы осужденных Урагана, Кудрявцева М.В., Эртуганова Р.Р., Власова Д.В., Маковца В.Н., Логинова В.В., Лебенкова Д.Н., Ромашкина А.А., Белова И.С. и их защитников государственный обвинитель просит приговор оставить без изменения.

Судебная коллегия, изучив материалы дела и проверив доводы кассационных жалоб осужденных и адвокатов, находит приговор подлежащим частично изменению и вместе с тем несостоятельными доводы о недоказанности вины осужденных в совершении инкриминируемых им деяний по следующим основаниям.

1. Выводы суда о виновности Урагана в причинении 17 января 1993 года смерти Кузнецову по неосторожности, а также Урагана и Кудрявцева в хулиганстве 13 апреля 1993 года, основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Так, из показаний свидетелей Панина, Милехина, Бутузова и Васильева видно, что 17 января 1993 года в автомашине все, в том числе и Ураган, баловались с ружьем, нажимая на спусковой крючок, но выстрелов не происходило. Выходя из машины, Ураган забрал ружье и пошел к подъезду. Из показаний Панина также следует, что Ураган крикнул Кузнецову: «Серега», после чего раздался выстрел, и Кузнецов упал. Все испугались и скрылись с места происшествия, за исключением Урагана и Панина, при этом Ураган побежал вызывать «Скорую помощь». Кузнецов и Ураган были друзьями, в тот вечер никаких ссор между ними не было. (Леонид Дамдинов писал в «Московских новостях»: «Когда Ураган убил человека, Двоечник и Узбек-старший ездили с ним в милицию, в прокуратуру, давали взятки — и „отмазали”». — Прим. адм.).

Из показаний потерпевшего Ушакова усматривается, что 13 апреля 1993 года в зал игровых автоматов вошли четверо с пистолетами в руках и встали в дверном проеме. В этот момент в зал вбежала толпа людей с битами и клюшками, которые стали избивать людей. Ушаков опознал в нападавших Чернакова, Кудрявцева и Урагана, заявив, что они приходили в зал игровых автоматов и участвовали в избиении граждан.

Аналогичные показания дали потерпевшие Щеглов и Черевиченко, свидетели Пашковский, Данченко, Голубцов, Вяткин, Ермишин, Коровкин.

Как видно из материалов дела, приведенные выше и другие имеющиеся в материалах дела доказательства получены в рамках закона.

2. Вывод суда о виновности Лебенкова, Терехова и Галкина в совершении в ночь с 7 на 8 октября 1993 года кражи чужого имущества ТОО «Бестер» основан на доказательствах, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

В частности, из показаний потерпевшего Баркова усматривается, что 8 октября 1993 года он обнаружил на складе хищение товаров на общую сумму 19 780 долларов США.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что были обнаружены повреждения накладных петель навесных замков на двери склада, а также повреждение ригеля навесного замка.

Из показаний осужденного Терехова усматривается, что Лебенков предложил «взять» со склада аппаратуру и все поехали в совхоз им. Ленина на автомашине под управлением Галкина. По указанию Лебенкова он, Терехов, остался возле склада смотреть, нет ли сторожа. Ребята сломали замок на воротах и стали выносить аппаратуру, которую погрузили в автомашину Галкина. На продажу похищенную аппаратуру отвозили Галкин и он, Терехов. Реализовывали ее он, Терехов, Вася Макаров, Наумец и Лебенков. После продажи аппаратуры Лебенков сказал, что нужно отдать Галкину 600 долларов США. Остальные денег не получили, так как Лебенков сказал, что сначала купит себе автомашину.

Осужденный Галкин подтвердил, что он управлял автомашиной, на которой перевозилось похищенное имущество.

Согласно показаниям Дмитриченко, принимавшего участие в качестве понятого в осмотре места происшествия, Галкин добровольно указал место, где хранилось похищенное имущество.

Все доказательства по этому эпизоду обвинения также получены с соблюдением требований закона.

3. Вывод суда о виновности Лебенкова, Терехова и Белова в совершении 17 апреля 1994 года разбоя на Матуляна и Парамонова основан на доказательствах, тщательно исследованных в судебном заседании.

Так, из показаний потерпевшего Парамонова усматривается, что он с напарником Матуляном, возвращаясь в г. Сочи с полученным грузом на автомашине КаМАЗ, легли спать. Он проснулся от крика, требовали открыть двери, кто-то ударил в правое боковое стекло, которое разбилось, после чего их с Матуляном вытащили из кабины. Ему заломили руки за спину и связали веревкой, ударили по шее и одели на голову мешок. У нападавших был автомат со складным прикладом. Кто-то ударил его прикладом автомата. Их отпустили только после того, как груз был похищен.

Потерпевший Матулян дал аналогичные показания. Осужденный Терехов показал, что он, Лебенков, Белов и другие лица договорились напасть на кого-нибудь, возможно, на водителей фуры. Главным был Лебенков. Достали автомат и маски. На двух автомашинах они поехали на заправку, где выбрали фуру, в которой находились два спавших водителя. В машине оказалась газированная вода, сироп, рулеты, печенье и еще что-то. Он и Лебенков подошли к водительской кабине с правой стороны, а Белов и другое лицо — с левой. Лебенков наставил на стекло автомат и они постучали, затем сказали водителям открыть дверь. Белов разбил стекло кабины водителя автомобильной монтировкой. Водителям, которые ехали с грузом в Сочи, приказали вылезти из машины. Они вышли. На голову водителя надели мешок. Фуру увезли в г. Видное, где разгрузили в один из ангаров, после чего водителей отпустили. Реализацией похищенного занимался Лебенков. Все участники нападения получили за работу по 600 000 рублей.

Подтверждая обоснованность приговора относительно доказанности вины Лебенкова, Терехова и Белова по данному эпизоду, следует признать, что доводы кассационных жалоб Белова, его защитника Королева, а также адвоката Лисняка, защищающего интересы Лебенкова, относительно противоречивости показаний потерпевших и недостоверности показаний Терехова являются несостоятельными. В показаниях Парамонова и Матуляна нет таких противоречий, которые ставили бы под сомнение доказанность вины осужденных, а объективность показаний Терехова объективно ничем не опорочена.

Что касается довода о якобы неправильной квалификации по новому Уголовному кодексу РФ совершенного разбоя, то это не вытекает из действующего законодательства, так как положение осужденных при такой квалификации содеянного не ухудшено.

4. Вывод суда о виновности Ромашкина в совершении 10 августа 1994 года мошенничества в отношении Сиротина, а также Ромашкина и Кудрявцева в совершении в 1995 году вымогательства денег у Сиротина основан на доказательствах, тщательно исследованных в судебном заседании.

Так, потерпевший Сиротин показал, что Ромашкин высказал намерение купить у него автомашину «БМВ» за 10 000 долларов США, однако заявил, что у него имеется только 2 000 долларов США, а оставшуюся сумму он отдаст через месяц. Он поверил Ромашкину и передал ему автомашину, оформив у нотариуса генеральную доверенность на его имя. Через некоторое время ему заявили, что якобы его, Сиротина, разыскивали «подольские», которые хотели его убить, однако им дали деньги и за это он, Сиротин, не должен требовать с них оставшиеся деньги за автомашину. Через некоторое время Ромашкин заставил написать расписку о том, что он якобы получил от Ромашкина деньги в сумме 9 600 долларов США для приобретения автомашины. Через некоторое время к нему подъехали Ромашкин, Кудрявцев и другие лица, которые стали говорить, что он, Сиротин, должен с ними дружить и делиться, после чего потребовали 30 000 долларов США. Потом Ромашкин приезжал еще и «проводил с ним профилактическую беседу», стреляя ему в ноги из пистолета, зашитого в тряпку.

Осужденный Ромашкин подтвердил, что стрелял в присутствии Сиротина, но не из пистолета, а поджигал петарды.

Приведенные в кассационных жалобах Кудрявцева, Ромашкина и его защитника Жданова доводы о необоснованности осуждения виновных по данному эпизоду ввиду несоответствия показаний Сиротина действительным обстоятельствам дела являются несостоятельными, так как из материалов дела видно, что у потерпевшего причин для оговора осужденных не было, кроме того, его показания согласуются с другими доказательствами по делу и частично с показаниями самого Ромашкина, подтвердившего восприятие Сиротиным имитации стрельбы как использование оружия.

Изложение в приговоре действий Ромашкина по эпизоду вымогательства имущества Сиротина достаточно конкретизирует их преступную направленность. Кроме того, никаких по делу законных оснований для освобождения Ромашкина от наказания в соответствии с актом об амнистии от 26.05.2000 не имеется.

5. Вывод суда о виновности Логинова в совершении в сентябре 1996 года мошенничества в отношении Баханцева и Терещенко также основан на доказательствах, тщательно исследованных в судебном заседании.

Так, потерпевшая Терещенко показала, что Баханцев является ее сыном. Летом 1996 года сын на ее деньги приобрел автомашину «Порше» за 6 000 долларов США, мобильный телефон «Нокиа» , золотую цепочку за 700 долларов США. У сына имелись два пейджера. Тогда же она подарила ему часы «Сибнефтепровод», которые купила за 100 долларов США. Она ему давала еще деньги 1 500—2 000 долларов США. Логинов позвонил ей и сказал, что Сашу задержали за наркотики, оружие и поддельные документы, поэтому нужны 1 500—2 000 долларов США на адвоката. Потом Логинов заезжал к ней домой и привез часть вещей сына: золотую цепочку с крестиком и перстень с камнем. Она дала Логинову 300 долларов, а тот поинтересовался как быть с автомашиной сына. Она ответила, что сын сам должен решить этот вопрос. Через некоторое время Логинов опять приехал к ней, и она дала ему еще 600 долларов на адвоката. В этот раз Логинов предложил продать автомашину «Порше» за 4 000—4 500 долларов США и часть денег отдать адвокату, а оставшиеся — ей, Терещенко. Она согласилась с предложением Логинова. Больше она Логинова не видела. Ей трижды звонил адвокат Мурашов и интересовался оплатой своих услуг. Она ему отвечала, что этим вопросом занимается Логинов. Связавшись с Логиновым, она спросила, когда тот заплатит адвокату. Логинов ответил, что эти вопросы решает и попросил ее больше ему не звонить. В декабре 1996 года ей позвонил Мурашов, который сказал, что необходимо оплатить его участие в суде. Она сказала ему, что если найдет требуемую сумму денег, то позвонит. Денег таких она не нашла и была вынуждена заключить соглашение с другим адвокатом, который защищал сына в суде.

Из показаний свидетеля Баханцева следует, что после того как его и Логинова задержали работники милиции, он, зная, что Логинов выйдет на свободу, отдал ему деньги и ценные вещи, которые просил передать его матери, а также документы на автомашину «Порше» , которую попросил продать и оплатить услуги адвоката. Впоследствии выяснилось, что Логинов все присвоил себе, за исключением цепочки с крестиком и перстня.

Согласно протоколу обыска по месту жительства Логинова обнаружены и изъяты вещи, принадлежащие Баханцеву.

Все приведенные в приговоре по этому эпизоду обвинения доказательства получены в соответствии с законом.

При таких данных являются необоснованными содержащиеся в кассационной жалобе осужденного Логинова доводы о том, что его вина в указанном преступлении основана лишь на предположениях.

6. Вывод суда о виновности Маковца в убийстве Польщикова, а Кудрявцева, Эртуганова и Власова в пособничестве в этом убийстве, имевших место в ночь с 21 на 22 августа 1995 года, также основан на доказательствах, тщательно исследованных в судебном заседании.

Из показаний свидетеля Бодрова усматривается, что он услышал 4 выстрела. Подбежав к окну, увидел человека, лежавшего на асфальте возле автомашины «Победа», а также Маковца, одетого во что-то темное, который держал в руке пистолет ТТ. (Странно, что Бодров смог разглядеть Маковца ночью, да еще из окна. — Прим. адм.). Маковец бежал в сторону дома Кудрявцева. Через некоторое время он узнал от Голубцова, что тот слышал, как Маковец говорил, что Польщикова нужно «завалить», так как последний похож на человека, убившего Узбека-младшего.

Из показаний свидетеля Хесемединовой следует, что сразу после выстрелов она видела возле трупа потерпевшего молодого человека, которого запомнила.

Согласно протоколу опознания свидетель Хесемединова опознала Маковца как человека, которого она видела около трупа Польщикова в ночь убийства.

Из показаний осужденного Солдаткина О. усматривается, что он присутствовал при разговоре Чернакова, Власова, Кудрявцева, Маковца и Эртуганова, когда они решили отомстить Польщикову. Все согласились с предложением убить Польщикова. Убивать решили около дома из пистолета. Стрелять должен был Маковец (курсив мой. — Прим. адм.). Остальные должны были его подстраховывать, следить за окружающей обстановкой и предупредить, если что-то произойдет. В день убийства он, Солдаткин О., не поехал со всеми вместе, а остался в квартире. Когда они вернулись, Эртуганов рассказал ему, что к дому Польщикова они подъехали на автомашине Маковца, Власов страховал последнего около дома, а остальные — в автомашине. Когда Полыциков подъехал к дому, Маковец стал в него стрелять из пистолета ТТ, который ему передал Кудрявцев.

Согласно акту судебно-баллистической экспертизы пуля, изъятая с места происшествия, является составной частью патрона калибра 7,62 мм к пистолету конструкции Токарева, образца 1930/33 г.г. и стреляна из пистолета конструкции Токарева, калибра 7,62 мм, образца 1930/33 г.г. Четыре гильзы, также изъятые с места происшествия, являются составными частями патронов калибра 7,62 мм к пистолету конструкции Токарева и стреляны в одном экземпляре огнестрельного оружия — пистолете конструкции Токарева, образца 1930/33 г.г., калибра 7,62 мм.

Содержащиеся в кассационной жалобе осужденного Власова доводы о том, что вывод суда о его виновности в соучастии в убийстве Польщикова основан на противоречивых и недопустимых доказательствах, также обоснованными признать нельзя, поскольку все приведенные выше доказательства согласуются между собой, получены органами следствия и исследованы судом в соответствии с действовавшим уголовно-процессуальным законодательством.

7. Вывод суда о виновности Маковца, Власова и Кудрявцева в пособничестве в убийстве Шишенина, имевшем место 23 августа 1995 года, основан на доказательствах, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

Как видно из протокола осмотра места происшествия, в пруду-отстойнике был обнаружен труп неизвестного мужчины со следами насильственной смерти. Руки и ноги трупа были связаны липкой лентой, к ногам, при помощи проволоки, был привязан камень, а голова — обмотана липкой лентой.

Из протокола опознания следует, что Шишенин В.В. опознал одежду с трупа указанного мужчины — футболку, джинсы, кроссовки, ремень и спортивную куртку — как вещи, принадлежащие его сыну Шишенину Ю.

Из показаний осужденного Урагана, данных им на предварительном следствии, усматривается, что Шишенин перешел в другую преступную группировку, поэтому с ним нужно было выяснить отношения. По поручению Чернакова Шишенина привезли в установленное место, где уже находились Кудрявцев, Маковец и Власов. Затем все они посадили Шишенина в автомашину и отвезли к прудам-отстойникам, где Черпаков стал разговаривать с Шишениным, а Маковец, Власов и Кудрявцев были на «шухере». Он увидел, как Чернаков наносит Шишенину удары ножом типа «бабочка» и понял, что это убийство. Потом Шишенина бросили в воду, привязав к его ногам какой-то камень, который принес Власов.

Содержащиеся в кассационных жалобах осужденных Власова и Урагана доводы о том, что в подтверждение их вины в убийстве Шишенина суд не мог ссылаться на необъективные показания осужденного Урагана, полученные от него на предварительном следствии с нарушением закона, не основаны на материалах дела, поскольку эти показания даны осужденным в присутствии защитника, после разъяснения ему положений ст. 51 Конституции РФ. К тому же показания Урагана подробны и согласуются с другими доказательствами по делу, в том числе и с приведенными выше. Каких-либо объективных данных о том, что Ураган давал показания в болезненном состоянии, в материалах дела также не имеется.

8. Вывод суда о виновности Эртуганова в покушении на убийство Чепчина, а Кудрявцева, Маковца, Солдаткина О. и Власова в пособничестве в совершении этого преступления, имевших место 26 августа 1995 года, основан на доказательствах, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

Так, из показаний осужденного Солдаткина О. усматривается, что на следующий день после убийства Польщикова он, Кудрявцев, Эртуганов, Маковец и Власов встретились и решили убить Чепчина. Собирались застрелить последнего возле дома. Решили, что стрелять должен Эртуганов. 25 августа 1995 года Кудрявцев приехал к ним и сказал, что сегодня нужно убить Чепчина и передал Эртуганову пистолет ТТ с полной обоймой. Он, Солдаткин, должен был ехать с Эртугановым к Чепчину и наблюдать за окружающей обстановкой. Они ездили на такси. Время было ночное, Эртуганов стоял около подъезда. Подъехала машина и он услышал 6–7 выстрелов, а затем увидел, как Чепчин убегал от дома. После этого он с Эртугановым уехали.

Из показаний потерпевшего Чепчина следует, что когда он вышел из машины, из расположенных рядом кустов выскочил парень и из пистолета произвел в него выстрелы. Он узнал в нем Эртуганова, с которым учился в одной школе. Две пули попали в его автомашину. Он, Чепчин, забежал за автомашину и побежал в сторону дома. Эртуганов стрелял вслед, прострелив ему брюки, однако ему удалось убежать.

Из показаний свидетеля Ютцева усматривается, что на следующий день Чепчин рассказал ему о том, что в него около дома стрелял Эртуганов.

Согласно показаниям свидетеля Бодрова он от Голубцова узнал, что тот слышал от Маковца о том, что Польщиков и Чепчин похожи на тех людей, которые убили Узбека младшего, и что их нужно «завалить».

Свидетель Андерсон показал, что мать Польщикова назвала ему Эртуганова как человека, стрелявшего в Чепчина. Ей это стало известно от самого Эртуганова.

Все приведенные в приговоре по этому эпизоду обвинения доказательства также получены в соответствии с законом.

9. Вывод суда о виновности Кудрявцева, Урагана, Лебенкова, Ромашкина, Терехова и Логинова в совершении в ноябре 1995 года вымогательства денег у Климова основан на доказательствах, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

Как видно из показаний потерпевшего Климова, к нему приехали Ураган, Лебенков, Ромашкин и другие лица. Лебенков сказал, что он, Климов, живет хорошо, а они «поизносились», и он должен заплатить им 10 000 долларов США. Он ответил, что никому не должен и помогать ему нечем. Ураган предупредил, что они и пострелять могут. Он воспринял эти слова как угрозу, поскольку слышал, что они занимаются преступной деятельностью. Весь разговор происходил на повышенных тонах. Ему сказали, что они заедут за деньгами в субботу. На эту встречу он, Климов, пригласил своих сослуживцев и те поговорили с ребятами, после чего те уехали.

Согласно показаниям свидетеля Климовой 22 ноября 1995 года к ним домой приезжали Чернаков, Ромашкин, Ураган и другие лица. Муж после разговора с ними сказал, что от него требуют 10 000 долларов США к субботе. У них таких денег не было. В субботу приезжали какие-то ребята за деньгами, но муж и его знакомые ответили, что никаких денег они не получат, и те уехали.

Из показаний осужденного Терехова следует, что он по просьбе Лебенкова вместе с другими лицами ездил к Климову за деньгами, однако там оказались ребята из «подольской» группировки, которые стали угрожать ему и он, Терехов, понял, что деньги отдавать никто не будет, и они уехали.

Осужденный Ромашкин подтвердил, что ездил к Климову за деньгами.

Содержащиеся в кассационной жалобе Урагана доводы о том, что показания Климовых являются противоречивыми, обоснованными признать нельзя, поскольку, как видно из материалов дела, их показания подробны, последовательны и согласуются как между собой, так и с показаниями осужденных Терехова и Ромашкина.

10. Вывод суда о виновности Урагана в угрозе убийством нотариусу Новиковой, имевшей место 27 февраля 1996 года, основан на доказательствах, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

Так, из показаний потерпевшей Новиковой усматривается, что к ней в нотариальную контору пришли трое мужчин. Запомнила она одного, который с ней разговаривал. Этот мужчина протянул пачку документов для оформления доверенности. Она отказалась оформлять доверенность и сказала, чтобы он принес недостающие документы, или чтобы пришел человек, который продает автомашину. Услышав отказ, мужчина стал ей угрожать. Он говорил очень спокойно, но нагло. Кроме того, она видела, что люди, с которыми он приехал, находятся в коридоре. Мужчина высказывал угрозы физической расправы, говорил, что прострелит ей голову, говорил, что ее легко найти, так как она постоянно находится на месте. Угрозы она восприняла реально и испугалась, в связи с чем была вынуждена оформить доверенность. Просила секретаря оформить документы. Тот мужчина подделал подпись владельца машины в реестре. Ей кажется, что она дала ему доверенность без подписи, так как была сильно напугана. Когда все было готово, мужчина забрал документы и уехал, не заплатив. Уходя он сказал, чтобы она никуда не обращалась, иначе будет хуже.

Согласно протоколу опознания Новикова по фотографии узнала Урагана как мужчину, который оформлял доверенность на автомашину Сиротина и угрожал ей убийством.

Согласно акту почерковедческой экспертизы в реестровой книге нотариуса подпись от имени Сиротина выполнена не им, а другим лицом.

Данное опознание проведено с соблюдением требований действовавшего на то время уголовно-процессуального закона. Как видно из акта судебно-почерковедческой экспертизы, она проведена на должном научном уровне и законных оснований ставить под сомнение заключение эксперта не имеется.

Поэтому содержащиеся в кассационной жалобе Урагана доводы о необъективности судебно-почерковедческой экспертизы и незаконности его опознания по фотографии обоснованными признать нельзя.

11. Вывод суда о виновности Эртуганова и Маковца в причинении Ушаковым вреда здоровью средней тяжести, а Логинова, Кудрявцева, Солдаткина А. и Солдаткина О. в пособничестве в совершении этого преступления, имевших место 15 августа 1996 года, основан на доказательствах, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

Так, из показаний потерпевшего Ушакова усматривается, что в августе 1996 года он работал в Департаменте муниципального жилья при Правительстве г. Москвы в должности управляющего делами. При выходе из здания по месту работы к нему подошел мужчина и сильно ударил по голове, после чего он оказался в шоковом состоянии. Последовательность дальнейших событий не помнит, поскольку еще наносились удары предметами, завернутыми в полиэтиленовые пакеты. Он упал на асфальт. Его жена стала кричать и звать на помощь. Преступники скрылись, а к нему подбежал водитель служебной автомашины и доставил в больницу. Все произошло очень быстро.

Согласно показаниям потерпевшей Ушаковой нападавшие люди окружили ее мужа, ничего не говоря, сбили его на асфальт и стали наносить удары по голове и телу предметами, завернутыми в полиэтиленовые пакеты. С криками о помощи она бросилась к нему, закрыла его своим телом. В это время и ей нанесли два удара по голове и руке. Потом молодые люди бросили пакеты, в которых оказались металлические трубы, и убежали через двор.

Из показаний осужденного Солдаткина О. следует, что он, Эртуганов, Маковец, Логинов и Кудрявцев на общем совете решили покалечить Ушакова (сломать руки) за то, что тот не подписал какие-то документы. Договорились, что за рулем автомашины будет Солдаткин Алексей, а непосредственно в избиении будут участвовать непосредственно Маковец и Эртуганов, а он, Солдаткин О., должен будет наблюдать за окружающей обстановкой, обеспечивая их безопасность. 15 августа 1996 года утром они подъехали к назначенному месту. Эртуганов и Маковец ушли, а он с братом стал их ожидать. Через некоторое время увидел убегающих Маковца и Эртуганова, а около подъезда — женщину и мужчину. Жена Ушакова сидела над мужем и кричала. Они уехали. Маковец и Эртуганов рассказали, что били Ушакова железными трубами по рукам. Он, Солдаткин О., получил деньги за то, что их возил.

Осужденный Солдаткин А. дал аналогичные показания.

Согласно актам судебно-медицинских экспертиз были причинены: Ушакову А.А. — перелом правого надколенника, гемартроз правого коленного сустава, относящиеся в повреждениям, причинившим вред здоровью средней тяжести; ушибленная рана правой теменной области, относящаяся к повреждениям, причинившим легкий вред здоровью; кровоподтеки в области обоих бедер, правого плеча, относящиеся к повреждениям, не причинившим вреда здоровью; Ушаковой С.В. — кровоподтек правой кисти, закрытый оскольчатый перелом пястной кости, относящиеся к повреждениям, причинившим вред здоровью средней тяжести.

Доводы кассационных жалоб осужденных Логинова, Маковца и адвоката Степановой относительно противоречивости и несоответствия действительности показаний осужденных Солдаткина О. и Солдаткина А., потерпевших Ушаковых, как видно из материалов дела, являются несостоятельными, поскольку их показания подробны, последовательны, даны ими на предварительном следствии неоднократно, а Солдаткины давали их в присутствии защитников. К тому же, эти показания полностью согласуются между собой и с данными судебно-медицинских экспертиз.

12. Вывод суда о виновности Логинова в совершении в 1996 году вымогательства имущества и денег у Шипилова и Андреева основан на доказательствах, тщательно исследованных в судебном заседании.

Так, из показаний потерпевшего Шипилова усматривается, что Логинов и другие лица приехали к нему на фирму и заявили, что он должен им платить. Определили дату, когда нужно отдать деньги. Через некоторое время он дал им деньги. Помнит, что не хватало одной сотни рублей, и Логинов на это обратил внимание. Потом его заставили строить гаражи, и вымогатели забрали их себе. Его два раза сажали в машину и куда-то отвозили, показывали наган, угрожали. Говорили, что они крутые, и чтобы он был с ними поосторожней. Логинов всегда был с ними. Он, Шипилов, вновь отдал им деньги, а потом они предъявили права на автостоянку.

Из показаний потерпевшего Андреева видно, что Логинов и другие лица приезжали на автостоянку с требованием передать ее им под «крышу». Они вывозили его в лес, высказывали угрозы. Логинов присутствовал при этом. Говорили, что если он не будет соглашаться с их требованиями, то его повесят на березе. Они привозили какого-то человека, которому он должен был передать пост председателя автостоянки. Он согласился с их требованиями, поскольку угрозы воспринимал реально.

Из показаний свидетеля Баханцева видно, что Логинов и другое лицо сообщили ему, что у них в собственности имеются гаражи и они их хотят продать. Он стал свидетелем того, как Логинов и это лицо разговаривали с Шипиловым по поводу каких-то денег, выплату которых тот задерживал. Шипилов был напуган, говорил, что такой суммы у него нет. Разговор шел на повышенных тонах. Он, Баханцев, спросил, о чем идет речь. Тогда Логинов рассказал, что ранее они вывозили Шипилова в лес и «поставили под ствол», то есть угрожали пистолетом. Он понял, что это было вымогательство, и что документов у них на эти гаражи нет. Шипилов отдал деньги и они уехали. Половину полученной от Шипилова суммы получил Логинов. Кроме того, он слышал разговор между Логиновым и другим лицом, из которого понял, что они собирались вывезти в лес председателя стоянки и поговорить с ним, так как он не хотел платить деньги.

Исследованными в суде доказательствами опровергаются доводы кассационной жалобы адвоката Ивановой о якобы непричастности Логинова к совершению названных выше преступлений и о том, что вывод о совершении Логиновым преступления сделан судом лишь на предположениях.

13. Вывод суда о виновности Логинова в совершении 12 августа 1998 года кражи автомашины Носырева, а также в совершении в период с 12 августа по 12 декабря 1998 года подделки и уничтожения идентификационного номера указанной автомашины и ее сбыте и подделки доверенности основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Так, потерпевший Носырев показал, что ему принадлежит автомашина «Додж» , которую он приобрел за 18 000 долларов США. Автомашину похитили 12 августа 1998 года с парковки. Когда автомашину нашли, он обнаружил, что заднее стекло было затонировано, а также в нее поставили электронную сигнализацию.

Свидетель Белова показала, что видела у Логинова автомашину «Додж» , которую тот использовал, а затем продал.

Как видно из акта автотехнической экспертизы, идентификационный номер указанного автомобиля изменен.

Согласно акту технической экспертизы оттиски гербовой печати «Нотариус Воронцова Н.М.», а также оттиск прямоугольного штампа «Лицензия...», нанесенные в бланке доверенности, оставлены не печатными формами, представленными на исследование нотариусом Воронцовой.

Как видно из акта почерковедческой экспертизы, рукописные записи на оборотной стороне указанной доверенности после слова «...доверитель» выполнены самим Логиновым.

При таких данных с доводами, содержащимися в кассационной жалобе Логинова о том, что выводы суда о его виновности в хищении автомашины «Додж» основаны на предположениях, согласиться нельзя.

Содержащиеся в кассационной жалобе осужденного Логинова доводы о том, что показания свидетелей Беловой О. и Чутчева, осужденных Урагана и Солдаткина О. оглашены судом с нарушением закона, являются необоснованными, поскольку, как видно из материалов дела, при оглашении показаний названных лиц судом нарушения действовавшего уголовно-процессуального закона допущено не было.

Выдвинутое осужденным Логиновым в свою защиту алиби о его нахождении на момент совершения указанного преступления в другом месте тщательно проверялось судом первой инстанции и по мотивам, приведенным в приговоре, обоснованно признано несостоятельным. Поэтому аналогичные доводы, содержащиеся в кассационной жалобе адвоката, нельзя признать обоснованными.

Что касается содержащихся в кассационных жалобах осужденных и их защитников доводов о том, что дело в отношении осужденных сфабриковано, расследовано и рассмотрено судом с нарушением уголовно-процессуального законодательства, то они также являются необоснованными.

Как видно из материалов дела, органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании нарушений УПК РСФСР и УПК РФ, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно, при этом, как видно из материалов дела, в том числе из протокола судебного заседания показания свидетелей, не явившихся в судебное заседание, оглашены в соответствии с требованиями ст. 286 УПК РСФСР и обоснованно приведены в приговоре в качестве доказательств.

Вместе с тем, судебная коллегия находит правильными доводы адвоката Ивановой Т.И. об исключении из приговора осуждения Логинова В.В. по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, т.е. за совершение кражи организованной группой, и за совершение этого преступления по признаку повторности, поскольку такой квалифицирующий признак в уголовном законе отсутствует.

Остальные действия осужденных квалифицированы правильно, при этом правила ст. 10 УК РФ, на что имеются ссылки в кассационных жалобах, не нарушены.

С доводами кассационной жалобы адвоката Ивановой о неправильной квалификации действий Логинова по ст. 112 ч. 2 п. «б» УК РФ и по ст.ст. 147 ч. 3 и 158 ч. 3 п.п. «а, б» УК РСФСР согласиться нельзя, поскольку приведенными в приговоре доказательствами подтверждено как причинение вреда здоровью Ушакова в связи с осуществлением им служебной деятельности, так и совершение преступления в отношении Баханцева и Насырева по признакам повторности и причинения крупного ущерба.

Кроме того, приговор в части осуждения Урагана по ст.ст. 206 ч. 3, 106 и 207 УК РСФСР, Кудрявцева по ст. 206 ч. 3 УК РСФСР и ст.ст. 33 п. 5 и 112 ч. 2 п. «б» УК РФ, Эртуганова по ст.ст. 112 ч. 2 п. «б» и 112 ч. 1 УК РФ, Маковца по ст.ст. 112 ч. 2 п. «б» и 112 ч. 1 УК РФ, Солдаткина О. и Солдаткина А. по ст.ст. 33 и 112 ч. 2 п. «б» УК РФ, Логинова по ст. 327 ч. 1 УК РФ, Лебенкова, Терехова и Галкина по ст. 158 ч. 2 п.п. «а, в, г» УК РФ следует отменить и дело прекратить в связи с истечением сроков давности на основании ст. 78 УК РФ.

Поэтому из приговора также следует исключить назначение наказания Урагана и Солдаткину О. на основании ст. 40 УК РСФСР.

Меры наказаний, назначенные всем осужденным с учетом общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных, характеризующих личность каждого, являются справедливыми, в связи с чем, несмотря на внесенные в приговор изменения, содержащиеся в кассационных жалобах доводы о назначении Лебенкову, Эртуганову, Логинову и Ромашкину чрезмерно суровых наказаний, удовлетворению не подлежат.

Также не подлежит удовлетворению довод адвоката Королева о якобы необоснованном назначении Белову принудительных мер медицинского характера, так как необходимость такой меры вытекает из акта судебно-психиатрической экспертизы в отношении него.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377-378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского городского суда от 17 июля 2002 года в части осуждения Урагана по ст.ст. 206 ч. 3, 106 и 207 УК РСФСР, Кудрявцева М. В. по ст. 206 ч. 3 УК РСФСР и ст.ст. 33 п. 5 и 112 ч. 2 п. «б» УК РФ, Эртуганова Р. Р. по ст.ст. 112 ч. 2 п. «б» и 112 ч. 1 УК РФ, Маковца В. Н. по ст.ст. 112 ч. 2 п. «б» и 112 ч. 1 УК РФ, Солдаткина О. Б. и Солдаткина А. Б. по ст.ст. 33 и 112 ч. 2 п. «б» УК РФ, Логинова В. В. по ст. 327 ч. 1 УК РФ, Лебенкова Д. Н., Терехова А. Н., Галкина В. А. по ст. 158 ч. 2 п.п. «а, в, г» УК РФ отменить и дело прекратить в связи с истечением сроков давности.

Этот же приговор в отношении Логинова В. В., Урагана, Лебенкова Д. Н., Терехова А. Н., Власова Д. В. и Солдаткина О. Б. изменить:

исключить из него: осуждение Логинова В. В. по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ и за совершение им этого преступления по признаку повторности; назначение наказания Урагану и Солдаткину О. Б. на основании ст. 40 УК РСФСР;

на основании ст. 40 УК РСФСР назначить наказание в виде лишения свободы:

Кудрявцеву М. В. по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 148 ч. 5, 17 и 103, 17 и 102 п. «и», 17, 15 и 103 УК РСФСР, окончательно на 11 (одиннадцать) лет в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

Эртуганову Р. Р. по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 17 и 103 и 17, 15 и 103 УК РСФСР, окончательно на 10 (десять) лет в исправительной колонии общего режима;

Логинову В. В. по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 148 ч. 5 и 147 ч. 3 УК РСФСР, 158 ч. 3 п. «б» и 326 ч. 2 УК РФ, окончательно на 11 (одиннадцать) лет в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

Маковцу В. Н. по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 103, 17, 15 и 103, 17 и 102 п. «и» УК РСФСР, на 12 (двенадцать) лет;

на основании ст. 40 ч. 3 УК РСФСР по совокупности преступлений окончательно назначить наказание в виде лишения свободы:

Маковцу В. Н. — на 12 (двенадцать) лет в исправительной колонии общего режима;

Лебенкову Д. Н. — на 13 (тринадцать) лет в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

Терехову А. Н. — с применением ст. 73 УК РФ на 7 (семь) лет условно с испытательным сроком 5 лет;

Власову Д. В. — на 9 (девять) лет в исправительной колонии общего режима;

Солдаткину О. Б. — с применением ст. 73 УК РФ на 7 (семь) лет условно с испытательным сроком 5 лет;

Белову И. С. — на 8 (восемь) лет в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Этот же приговор о них, в том числе в части осуждения Урагана по ст. 148 ч. 5 УК РСФСР на 10 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества, а также в отношении Ромашкина А. А. оставить без изменения, а кассационные жалобы — без удовлетворения.

  Судебное постановление по делу бригады Двоечника

Кассационная жалоба на приговор Смирнову и Кузнецову

Приговор Буторину и Полянскому


© 2011—2015 Ореховская ОПГ
Все комментарии, предложения, любую интересную информацию присылайте по адресу: admin@criminal.msk.ru