Ореховская ОПГ | Репортажи

Бандитизм — как это делалось в Одессе

Одесская преступность в пору криминально-большевистского переворота 1917 года

Одесса — это город, в котором у шансонье Вертинского украли два чемодана в гостинице, а у градоначальника дюка де Ришелье по легенде свистнули часы прямо в рабочем кабинете во время совещания. Как случилось, что Одесса стала криминальной меккой Российской империи, а потом — СССР? Это объясняется уникальными условиями возникновения, статусом вольного города, которые приманивали искателей удачи со всего мира.

* * *

Одесса была основана в 1794 году по указу императрицы Екатерины II для защиты южных рубежей России от турок. Устроителем и первым правителем города был назначен вице-адмирал Осип де Рибас, в честь которого названа главная улица города: знаменитая Дерибасовская. Одесса быстро нуждалась в заселении, поэтому де Рибас издал распоряжение, по которому в город приглашались лица с преступной или мутной биографией, причем им гарантировалось прощение. Даже беглых крестьян не возвращали помещикам по крепостному праву, если только сами помещики лично не встречали своих рабов на улицах города. В Одессу потянулось множество национальностей в поисках лучшей доли: евреи, греки, русские, украинцы, поляки...


Полузаброшенный квартал, в котором сто лет назад проживали биндюжники (грузоперевозчики), мелкие лавочники, портовые грузчики. В подобных трущобах возникали бордели, сбывалась контрабанда, собирались банды...

22 апреля 1919 года Бунин пишет:

По вечерам жутко мистически. Еще светло, а часы показывают что-то нелепое, ночное. Фонарей не зажигают. Но на всяких «правительственных» учреждениях, на чрезвычайках, на театрах и клубах «имени Троцкого», «имени Свердлова», «имени Ленина» прозрачно горят, как какие-то медузы, стеклянные розовые звезды. И по странно пустым, еще светлым улицам, на автомобилях, на лихачах, — очень часто с разряженными девками, — мчится в эти клубы и театры (глядеть на своих крепостных актеров) всякая красная аристократия: матросы с огромными браунингами на поясе, карманные воры, уголовные злодеи и какие-то бритые щеголи во френчах, в развратнейших галифе, в франтовских сапогах непременно при шпорах, все с золотыми зубами и большими, темными, кокаинистическими глазами... Но жутко и днем. Весь огромный город не живет, сидит по домам, выходит на улицу мало. Город чувствует себя завоеванным, и завоеванным как будто каким-то особым народом, который кажется гораздо более страшным, чем, я думаю, казались нашим предкам печенеги. А завоеватель шатается, торгует с лотков, плюет семечками, «кроет матом». По Дерибасовской или движется огромная толпа, сопровождающая для развлечения гроб какого-нибудь жулика, выдаваемого непременно за «павшего борца» (лежит в красном гробу, а впереди оркестры и сотни красных и черных знамен), или чернеют кучки играющих на гармоньях, пляшущих и вскрикивающих:

Эй, яблочко,
Куда котишься!

Вообще, как только город становится «красным», тотчас резко меняется толпа, наполняющая улицы. Совершается некий подбор лиц, улица преображается.

Как потрясал меня этот подбор в Москве! Из-за этого больше всего и уехал оттуда.

Теперь то же самое в Одессе — с самого того праздничного дня, когда в город вступила «революционно-народная армия», и когда даже на извозчичьих лошадях как жар горели красные банты и ленты.

На этих лицах прежде всего нет обыденности, простоты. Все они почти сплошь резко отталкивающие, пугающие злой тупостью, каким-то угрюмо-холуйским вызовом всему и всем.

И вот уже третий год идет нечто чудовищное. Третий год только низость, только грязь, только зверство. Ну, хоть бы на смех, на потеху что-нибудь уж не то что хорошее, а просто обыкновенное, что-нибудь просто другое!

Типичный для старой Одессы дворик, увитый зеленью, где проживала беднота. Как ни странно, здесь по-прежнему живут, а о современности напоминают лишь встречающиеся коробки кондиционеров и пластиковые окна. В одном из таких двориков в районе Молдованка зародилась банда Мойше Винницкого, известного под кличкой Мишка Япончик. Подобно Иванькову, Мишка получил прозвище за узкий разрез глаз и широкие скулы — как у японцев. Писатель Исаак Бабель создавал образ уголовного короля Бени Крика в своих «Одесских рассказах», ориентируясь на Мишку Япончика. Винницкий стал преступником примерно в 1905 году, а уже в 1907-м он убил полицмейстера, за что получил двенадцать лет каторги (от виселицы спасло несовершеннолетие).

24 апреля 1919 года Бунин:

Кстати об одесской чрезвычайке. Там теперь новая манера пристреливать — над клозетной чашкой.

В феврале 1917 года была свергнута российская монархия, и к власти пришло Временное правительство. По такому случаю заключенные получили амнистию, и Мишка Япончик вышел на свободу. Сколотив собственную банду, он очень быстро взошел на олимп криминального мира Одессы. Кстати, освобожден был и сокамерник Япончика Григорий Котовский, в будущем — прославленный советский военачальник, а в прошлом, до октябрьского переворота, бывший таким же налетчиком и бандитом. Как тут не вспомнить пресловутое солженицынское «социально близкие». Котовский — наиболее яркий пример скрещения «красных» с уголовниками; те и другие имеют общую ссыльно-каторжанскую судьбу изгоев. Вообще, времена тогда были «веселые». В августе 1925 года Котовского застрелил Мейер Зайдер, служивший при убитом в 1919-м Япончике, якобы за то, что тот не спас Мишку. Сам Зайдер погиб от рук мстителей — сослуживцев Котовского — в 1930 году. Такая вот перекрестная вендетта...

25 апреля 1919 года Бунин:

И с какой-то живостью, ясностью, с какой-то отрешенностью, в которой уже не было ни скорби, ни ужаса, а было только какое-то веселое отчаяние, вдруг осознал уж как будто совсем до конца все, что творится в Одессе и во всей России...

...А по Дерибасовской опять плакаты: два рабочих крутят пресс, а под прессом лежит раздавленный буржуй, изо рта которого и из зада лентами лезут золотые монеты. А толпа? Какая, прежде всего, грязь! Сколько старых, донельзя запакощенных солдатских шинелей, сколько порыжевших обмоток на ногах и сальных картузов, которыми точно улицу подметали, на вшивых головах! И какой ужас берет, как подумаешь, сколько теперь народу ходит в одежде, содранной с убитых, с трупов!

12 декабря 1918 года, во время безвластия, Япончик со своей разросшейся бандой напал на одесскую тюрьму, что на снимке. В результате, все заключенные были освобождены. Эта еще действующая тюрьма по строению напоминает питерские «Кресты». Заграда скрывает, что от башенки (слева на снимке) перпендикулярно расходятся четыре корпуса, образуя крест. В башне содержались приговоренные к смерти, и там, по-видимому, и сидел Котовский.

26 апреля 1919 года Бунин:

В три часа вошла с испуганным лицом Анюта: «Правда, что немцы входят в Одессу? Весь народ говорит, будто всю Одессу окружили. Они сами завели большевиков, теперь им приказали их уничтожить, и за это на 15 лет отдают им нас. Вот бы хорошо!»

Дом, в котором вырос Мишка Япончик. Став бандитским королем, он, естественно, съехал отсюда, но кое-какие родственники еще оставались здесь чуть ли не до 1990-х годов. Кроме упомянутых пластиковых окон, облик молдаванских домов-коммуналок, кажется, не поменялся за сто лет. Хоть сейчас снимай кино про Беню Крика.

5 мая 1919 года Бунин:

Одесса надоела невыразимо, тоска просто пожирает меня. И никакими силами и никуда не выскочишь отсюда! По горизонтам стояли мрачные синие тучи. Из окон прекрасного дома возле чрезвычайки, против Екатерины, неслась какая-то дикая музыка, пляска, раздавался отчаянный крик пляшущего, которого точно резали: а-а! — крик пьяного дикаря.

23 мая 1919 года Бунин:

На Дерибасовской новые картинки на стенах: матрос и красноармеец, казак и мужик крутят веревками отвратительную зеленую жабу с выпученными буркалами — буржуя; подпись: «Ты давил нас толстой пузой»; огромный мужик взмахнул дубиной, а над ним взвила окровавленные, зубастые головы гидра; головы все в коронах; больше всех страшная, мертвая, скорбная, покорная, с синеватым лицом, в сбитой набок короне голова Николая II; из-под короны течет полосами по щекам кровь...

По мнению Остапа Бендера, всю контрабанду в Одессе делают на Малой Арнаутской улице, на которой, кстати, до недавнего времени проживали родственники Япончика.


В 2007 году прошла премьера телесериала «Ликвидация», в котором актер Машков сыграл Давида Марковича Гоцмана — главу одесского уголовного розыска. Персонаж хотя и выдуманный, но его образ составили черты наиболее заметных одесских борцов с преступностью 1940-х годов. Однако это не помешало украинским властям поставить памятник Гоцману в Одессе у входа в управление внутренних дел.

9 июня 1919 года Бунин:

В Одессе расстреляно еще 15 человек (опубликован список). Из Одессы отправлено «два поезда с подарками защитникам Петербурга», то есть с продовольствием (а Одесса сама дохнет с голоду). Нынче ночью арестовано много поляков, — как заложников, из боязни, что «после заключения мира в Версале на Одессу двинутся поляки и немцы».

Знаменитая мошенница Софья Блювштейн, известная под прозвищем Сонька Золотая Ручка, также оставила свой след в Одессе чередой хитроумных краж. Но именно одесский след стал причиной ее первого ареста в 1880 году. Говорят, она спонсировала воровскую академию в Одессе, чтобы помочь бедным малюткам «выйти в люди». Последние годы она провела на Сахалине, где, по-видимому, и скончалась в 1902 году. На Ваганьковском кладбище в Москве стоит памятник Соньке, ставший объектом криминального паломничества со всей России. Известно, что курганские «братки» любили здесь бывать и просили удачу у воровской королевы. Голову и руки растащили на сувениры, а оставшийся корпус памятника испещрен надписями: просьбами, посланиями и пожеланиями залетной «братвы». Некоторые особо любопытные даже сделали подкоп под надгробную плиту с целью выяснить: кто там лежит и лежит ли вообще.

17 июня 1919 года Бунин:

На Дерибасовской улице новый плакат: лубочный мужик с топором и рабочий с киркой яростно гвоздят по лысой голове отчаянно раскорячившегося карапуза-генерала, насквозь проткнутого штыком бегущего красноармейца; подпись: «Бей, ребята, да позазвонистей!»

 
 
Репортажи
Бандитизм — как это делалось в Одессе



© 2011—2016 Ореховская ОПГ
Все комментарии, предложения, любую интересную информацию присылайте по адресу: admin@criminal.msk.ru