Ореховская ОПГ | История

1990-е годы

Пока Иваныч находился под следствием, двое бандитов из Одинцова, братья Александр и Сергей Буторины, взялись выполнить заказ некоего Яна Фельдмана: 27 июля 1990 года они ограбили крупнейшего московского коллекционера Виктора Магидса, похитив произведения искусства на общую сумму более десяти миллионов долларов. Похоже, коллекция никому счастья и достатка не принесла: в 1995 году Виктор Магидс умер от рака, а Александр Буторин отправился за решетку. Коллекция расползлась по грязным рукам, поэтому удалось выявить лишь малую часть былого собрания шедевров. Многие экземпляры до сих пор в розыске. Если вас интересуют подробности, то смотрите док. фильм «Роковая коллекция» в цикле передач «Криминальной России».

Сергей Тимофеев освободился в 1991 году, но это был уже не тот провинциальный простачок с мелкокриминальными приработками. Рушился Советский Союз, открывались границы, и Тимофеев уже не хотел заниматься наперстничеством, торговлей и ездить на потрепанном «москвиче». Его интересы простирались в очень прибыльные банковские и нефтяные сферы. Подобно лидеру «солнцевских» Сергею Михайлову, он предпочитал оставаться в тени и давать указания своим доверенным лицам, пользуясь уважением и признанием в криминальном мире, а не силой кулачных боев на улицах Орехова. Видимо, он понял, что выживают в криминальном мире не «бычки» с бицепсами, а те, кто умнее и проворнее. Слово Сергею Буторину: «Сильвестр — это было что-то такое... ну, даже больше чем легенда был. И конечно, имя Сильвестра производило громадное впечатление. Человек, который одним из первых сформировал большую группу свою, тогда они назывались бригадами, а не ОПГ. Тогда и «ореховская» — слова-то такого не было...»

В начале 1990-х годов Ореховская ОПГ набирала силу и представляла собой несколько бригад, лидеры которых еще были дружны друг с другом. Кто же эти бандиты, стремившиеся быть первыми? Пятиборец Игорь Абрамов по кличке Диспетчер, чемпион СССР 1981 года по боксу Олег Калистратов (Калистрат), хоккеист Игорь Чернаков (выступал под вторым номером, за что получил кличку Двоечник, 1970 г. р.), хоккеист Дмитрий Шарапов (Димон, 1970 г. р.), культурист Леонид Клещенко (Узбек-старший, 1970 г. р.). Последний получил свою кличку якобы за узбекский наряд, в который переодевался для привлечения игроков в наперстки у станции метро «Домодедовская». Характерной чертой ореховских бригад было отрицание правил и понятий, установленных в уголовном мире. Первый капитал бандиты заработали на угоне и ограблении большегрузных фур на Каширском шоссе по маршруту в аэропорт «Домодедово». Члены ОПГ в масках выбрасывали водителей из машин, а затем продавали машины и перевозимый груз. Известен случай похищения «ореховскими» видеоаппаратуры со склада Совхоза имени Ленина [Каширское шоссе, 23 км МКАД]. Затем «ореховские» взяли под свой контроль практически всех наперсточников, автоугонщиков и квартирных воров. Постепенно, самым прибыльным способом обогащения стал рэкет. «Ореховские» обложили данью едва ли не все предприятия в Орехове, от которых требовали до пятидесяти процентов прибыли.

«Любая, вновь открывшаяся, поставленная палатка — это все. Значит, там у них, как они говорят, вопрос чести. Вот она встала, она должна платить. Что бы там ни продавалось, что бы там ни находилось, кто бы там хозяин ни был, платить и все», — рассказывал бывший начальник МУРа Александр Трушкин.

Хроника войны

В августе 1996 года журнал «Автопилот» писал: «Очень любили подрывать машины бандиты. Впрочем, им самим тоже доставалось. Когда лидер ореховской преступной группировки Сильвестр (в миру Сергей Тимофеев), уходя в очередную «ходку», оставил «лавку» на своего товарища, офицера-афганца, конкуренты подложили под «девятку» и. о. целый килограмм взрывчатки. Как говорится, для хорошего человека не жалко». Под инициалами исполняющего обязанности, возможно, скрывается борец Александр Беззубкин, про которого Николай Модестов упоминал в своей нашумевшей книге: «Утром он сел в новенькие «жигули», повернул ключ в замке зажигания и… Говорят, его голову нашли метрах в ста от взорвавшейся машины. Кстати, это был едва ли не первый случай уголовно-террористического акта в Москве. А позже начался обвал выстрелов и смертей».

В 1992 году возникли разборки между конкурирующими группировками: Ореховской, Нагатинской и Подольской. Уже враждовали и лидеры «ореховских». 15 октября 1992 года за железнодорожной насыпью вблизи Нижнего Царицынского пруда, в 150 метрах от дома № 10 по Каспийской улице, прохожие наткнулись на трупы Александра Егорова, Рысева и еще двоих боевиков, хладнокровно расстрелянных накануне ночью, видимо, под шум проходящего поезда. Все четверо имели отношение к Ореховской ОПГ. Затеял стрельбу, по версии сотрудников МУРа, ореховский авторитет Игорь Абрамов.

В пятницу, 5 февраля 1993 года, в 20:40 в кафе «Каширское» [Каширское шоссе, 42] ворвался Дмитрий Шарапов со своим подручным и открыл стрельбу по находившимся там Сергею Крошанову (Пожарник), Игорю Абрамову и Игорю Черноухову. Стоявший неподалеку официант успел рухнуть ничком за плиту и тем спас себе жизнь. Пожарник погиб на месте, Черноухов скончался по дороге в больницу, а Диспетчер умер в реанимации 10 февраля 1993 г.

В том же феврале 1993 года были расстреляны трое «ореховских» в кафе «Кипарис» [ул. Мусы Джалиля, 2]. Однако что это было — ответная ли акция недругов Шарапова или его же действия — сейчас сказать трудно. Кстати, в некоторых публикациях расстрел датирован августом 1992 года, жертвами которого стали четверо азербайджанцев. В общем, место было злачное.

Николай Модестов писал: «...Шарапов, естественно, не был заговоренным. Его пуля нашла позже. По стечению обстоятельств недалеко от станции метро «Каширская» в Нагатино. Стреляли из винтовки СВТ, как выяснилось позже, доставленной из Молдавии». Дмитрий Шарапов убит 23 сентября 1993 года. За неделю до своей кончины он приобрел себе типичный «братковский» автомобиль BMW 740, но воспользоваться «бумером» не успел... По некоторым данным, он был случайно застрелен во время встречи с «вором в законе» Андреем Исаевым. Киллер метил в Исаева, но по ошибке попал в Шарапова. Вскоре после покушения Исаев уехал на лечение в США под видом пострадавшего защитника российской демократии в ходе октябрьских событий в Москве.

День 13 апреля 1993 года отмечен одной из самых громких и дерзких акций «ореховских». Представителями Ореховской и Нагатинской группировок был убит авторитет столичного преступного мира, «вор в законе» Виктор Коган по кличке Моня, генеральный директор фирмы «Аргус». Моня — личность в столичном криминале была легендарная... В советские годы он был одним из двух самых известных «клюквенников» — воров, которые занимались кражей церковной утвари. В газете «Петровка, 38» от 3 февраля 2015 г. упоминается о похождениях Мони:

Целью преступников были старинные иконы, за валюту они продавались и по контрабандным каналам увозились за рубеж. Все члены групп были ранее судимы. Самое интересное, у всех имелись справки о психических заболеваниях. История со всеми повторялась одна и та же: когда их задерживали за совершение преступлений, сроки им давали значительные. Но, как психически больные, они попадали в больницу специализированного типа в Сычёвке Смоленской области. Отсидев там 3-4 года, постепенно перемещались в больницу общего типа Чеховского района. И оттуда «больные» периодически отлучались под предлогом сбора «клюквы», а на самом деле совершали набеги, садились на электричку, грабили какую-нибудь квартиру и возвращались на больничную койку. Поэтому их так тяжело было вычислить. Но потом оперативники, зная кто из «клюквенников» где отлёживается и используя помощь своих информаторов в больницах, задерживали грабителей на месте преступления.

Одну из таких банд, которой руководил Виктор Коган, оперативники разрабатывали два года. Её члены, профессионалы и рецидивисты, совершили много разбойных нападений. Но самой дерзкой была кража нескольких ценнейших икон из храма Ризоположения на улице Донской.

— Было делом чести найти эти иконы, потому что их уже везли за кордон по контрабандным каналам. Но по нашей оперативной информации на границе с Прибалтикой их успели задержать, — подытожил Михаил Сунцов.

Членов банды во главе с Коганом привлекли к уголовной ответственности.

Виктор Коган не раз отбывал срок за грабежи. Жестокий лидер банды приводил в трепет матёрых уголовников. Во время ограбления одной из церквей он перегрыз горло собаке, которая эту церковь охраняла. Банду тогда взяли недалеко от места преступления. Позже Коган погиб в перестрелке с местной ореховской группировкой. Оставшихся в живых членов банды посадили за квартирные кражи.

Поводом для убийства стало «вызывающее поведение» Когана по отношению к лидерам местных молодежных команд. Он и его телохранитель Алексей Букреев (по другой версии это был один из боевиков) были расстреляны из пистолетов Макарова в помещении контролируемого ими зала игровых автоматов на Елецкой улице, 4к1 в Орехове-Борисове. Самого Когана убивали «в дострел» — произвели контрольный выстрел после того, как он упал от полученных ран. В результате завязавшейся перестрелки убит один из нападавших — 17-летний Алексей Смочков. Зал был полностью разгромлен бейсбольными битами. Сотрудники МУРа задержали подозреваемых в налете троих молодых людей из банды Двоечника, но за отсутствием улик могли инкриминировать им только злостное хулиганство. По данным ГУВД, другие участники налета скрывались в Прибалтике, боясь мщения людей Когана.

10 сентября 1993 года было совершено покушение на предполагаемую вдову предпринимателя Елену Коган, которая жила в двух шагах от зала игровых автоматов по адресу: Ореховый бульвар, 18. На пустыре у дома сработало неустановленное взрывное устройство. С множественными ранениями в области головы и живота она была госпитализирована.

Валерий Длугач
В 1993-м году в этом здании располагался зал игровых автоматов.

27 апреля 1993 года в своей квартире [Востряковский проезд, 21/2] был застрелен 23-летний авторитет преступного юга Москвы Алексей Фролов. Получив ранения плечо, ноги и в голову (последнее оказалось смертельным), г-н Фролов скончался на месте. Следователи так и не смогли раскрыть это дело.

22 июля 1993 года Олег Калистратов вместе со своим приятелем Олегом Шишкиным приехали в нагатинский автосервис [ул. Садовники, 11А], чтобы забрать отремонтированную машину. Слесарь Бакланов, состоявший в бригаде Узбека-старшего, ответил что-то Калистрату без должного уважения. Оскорбленный вытащил нож и ударил обидчика в грудь. Бакланов умер через час: истек кровью на операционном столе. Ответная реакция последовала 17 августа 1993 года. Трупы Калистрата и Шишкина обнаружили недалеко от Текстильщиков у ныне заброшенного ресторана «Берег» [ул. Шкулева, 4]. Смотрите фоторепортаж с места события.

26 августа 1993 года в подъезде зарезан 30-летний неофициальный хозяин Царицынского рынка по прозвищу Витек.

К концу лета Южный округ стал самой криминогенной зоной Москвы. 31 августа 1993 года в УВД Южного округа прошло экстренное совещание, на котором милиционеры обсуждали, как остановить бандитскую войну. С другой стороны, постоянные разборки в Орехове беспокоили лидеров московского уголовного мира. Все понимали, что необходим сильный авторитет, способный подчинить себе разнузданные бригады. Им стал Сергей Тимофеев.

Одной из последних жертв гангстерской войны стал Узбек-старший. Утром, 26 октября 1993 года, он был застрелен в своем джипе «форд» во дворе дома № 8 на Елецкой улице. Говорят, его похороны обошлись «братве» в сорок тыс. долларов (стоимость нескольких квартир в тех ценах). У Клещенко остался грудной ребенок, который вырос и сейчас проживает в Израиле (братья Клещенко по матери евреи).

1993 год стал едва ли не самым тяжелым и депрессивным в постсоветской России: Москву трясло, во-первых, от криминальных разборок, кол-во которых превысило все пределы, а во-вторых, от вооруженного противостояния Ельцина и Верховного Совета. Журнал «Автопилот» от 15.08.1996 писал: «...самым урожайным на взрывы авто стал 1993 год. Всего было зарегистрировано 70 взрывов автомобилей, в результате которых шесть человек погибли и более тридцати получили ранения. В тот год автомобили взрывали с помощью гранат Ф-1 и РГД-5, которые служили боевым зарядом для СВУ с часовым механизмом, обстреливали из гранатомета «Муха»...»

Осенью 1993 года Сильвестр встретился с лидерами «ореховских», убедил их в том, что боевые действия следует прекратить, и поставил молодые бригады под свой контроль. Пальба на юге Москвы прекратилась. В ГУВД Москвы вздохнули с облегчением, когда кривая кровавой статистики пошла на убыль. Сотрудники милиции сравнивали юг Москвы с Великим Новгородом, который также контролировал Сильвестр. По словам одного бывшего сотрудника КГБ СССР, в Новгороде Сильвестр убрал с городских улиц «отмороженных» и проституток в течение нескольких дней.

Пока Ореховскую группировку раздирали междоусобные войны, Сильвестр зря времени не терял. С помощью доверенных лиц он укрепил свои связи во многих городах России, стал контролировать не менее тридцати банков Центрального региона, а также занимался тем, что приносило прибыль: алмазами, золотом, недвижимостью, инвестировал автомобильные предприятия и даже начал внедряться в нефтяной бизнес. По договоренности с преступными группировками Екатеринбурга «ореховские» отдали под их контроль аэропорт «Домодедово», получив взамен возможность разместить свои предприятия в Екатеринбурге и поучаствовать в приватизации крупных металлургических заводов, расположенных на Урале. Причем сам Сильвестр в разборках никогда не участвовал. Для этого он привлекал бандитов из других преступных группировок, например, Сергея Круглова, известного по прозвищу Сережа Борода. Известен такой случай, описанный в газете «Коммерсантъ» от 22.06.1996: «...Оперативники связывают случившееся с деятельностью Марченко в банке «Чара». Еще в 1994 году он стал личным юрисконсультом Владимира Рачука. Поводом к их знакомству послужил интерес, проявленный к Рачуку и его супруге Марине Францевой (руководители банка. — Прим. адм.) преступным авторитетом Сергеем Тимофеевым (Сильвестром) и его людьми. Летом того года супруги отдыхали в Испании. Там их и нашли бандиты. Рачука и Францеву отвезли на яхту и продержали на ней неделю. Их настоятельно просили перечислить в один из банков, расположенных на территории Северного Кипра, несколько миллионов долларов».

Сергея Круглова убили в канун 1994 года. В августе 2016 года его подруга, певица Лина Нежданная, вспоминала о нем: «...Родила я в США, а Сергей после этого уехал по делам в Россию. Не могла ему дозвониться, собрала вещи и прилетела. Полгода мы его искали. Я ходила к известным гадалкам, которые по фотографии мне говорили, что он жив, прячется у любовницы. Но он не объявлялся. Тогда я пошла в церковь на первую неделю Великого поста и обратилась к батюшке. Он посоветовал молиться. Через пять дней мне позвонили из органов. Сергея нашли в реке, тело до неузнаваемости пострадало от рыб, воды и кораблей. Мне отдали только вещи на опознание. Преступление осталось нераскрытым. Никому правда была не нужна… Есть у меня песня «Реквием» на слова Дербенева, которая посвящена мужу. В клипе снялась наша подросшая дочка».

Конечно, столь активная деятельность Сильвестра не могла не затрагивать чужих интересов.

Конфликт с Длугачом

В начале 1993 года у Тимофеева возникли разногласия с известным ставленником кавказского криминала, «вором в законе» Валерием Длугачом (1955 г. р.) по кличке Глобус, за право контролировать клуб «Арлекино». Впрочем, возможно, этот клуб — лишь формальная причина, за которой скрывался очередной виток противостояния кавказских и славянских группировок. Сильвестр решил устранить Глобуса, что само по себе шаг опасный и дерзкий. Для этого он привлек незамеченных в московских разборках курганских «братков», в частности, их профессионального киллера Александра Солоника. В ночь с 9 на 10 апреля 1993 года на Олимпийском проспекте при выходе из дискотеки «ЛИС'С» им был застрелен Глобус. Вечером 17 января 1994 года недалеко от стрелкового клуба на Волоколамском шоссе известный ореховский боевик Сергей Ананьевский (Культик), которого прикрывал Солоник, обстрелял автомобиль «форд», в котором погиб авторитет преступного мира Владислав Ваннер (Бобон), правая рука Глобуса. Дальнейшая «карьера» Солоника в качестве киллера была временно прервана его задержанием в октябре 1994 года, но окончательно — убийством «своими» в январе 1997 года.

Валерий Длугач
Валерий Длугач — крайний справа.

Конфликт с Иваньковым

Летом 1993 года (по другой версии летом 1994 г.) Сильвестр летал в США, где встречался с авторитетнейшим мафиози Вячеславом Иваньковым — Япончиком. Тот якобы дал добро Тимофееву на управление всей Москвой. Впрочем, эти сведения многими опровергаются. Журнал «Огонек» № 18 от 5.05.1997 напечатал статью известного журналиста и автора «Бандитского Петербурга» Андрея Константинова, который написал следующее: «В июле 1994 г. у Иванькова возникли разногласия с Сергеем Ивановичем Тимофеевым (Сильвестром), который возглавлял «орехово-борисовскую» группировку и контролировал значительную часть торговли наркотиками в Москве. Конфликт возник после несостоявшейся сделки, когда Тимофеев обвинил сына Иванькова Эдика в присвоении трехсот тысяч долларов». В газете «Коммерсантъ» от 1.02.1997 приводятся те же сведения: «Примерно в июле 1994 года интересы Иванькова столкнулись с интересами Сергея Тимофеева (Сильвестр), который возглавлял ореховскую группировку и контролировал торговлю наркотиками в большей части Москвы. Тимофеев обвинил сына Иванькова Эдика в том, что тот ему «недодал» $300 тысяч. Спустя некоторое время Сильвестр был взорван в собственном «мерседесе» в центре Москвы. По утверждению ФБР, Япончик отдал приказ уничтожить Тимофеева, чтобы подмять под себя криминальный бизнес русской мафии не только в США, но и в Европе, которая практически полностью была подконтрольна Сильвестру».

В октябре 2014 года украино-американский гангстер Леонид Ройтман (вышел из американской тюрьмы год назад, отсидев семь лет за попытку организации убийства украинского мультимиллионера Вячеслава Константиновского) решил поделиться своими воспоминаниями о криминальном мире СНГ и выступил в радиопередаче популярного нью-йоркского ведущего Севы Каплана. В числе прочего он рассказал интересные подробности о взаимоотношениях Сильвестра и Япончика.

— Эта история началась еще в 1993 году, летом. В 1991 году погиб очень близкий к Иванькову человек в Москве. Его звали Витя Калина («вор в законе» Виктор Никифоров, 1964–1992. — Прим. адм.). Он был убит, как мы выяснили позже, людьми Сильвестра. Это лидер Ореховской преступной группировки. Сильвестр был тесно связан тогда с Семеном Могилевичем.

— А за что он убил Калину?

— Они делили сферы влияния. Сильвестр тогда претендовал на роль как бы главного по Москве среди преступных группировок. А Калина был ближайшим человеком Иванькова.

— А Иваньков был главным по Москве в то время, да?

— Да.

— То есть он конкретно пошел против Вячеслава Кирилловича Иванькова, тогда убив Калину.

— Он убирал людей, максимально к нему приближенных, чтобы добраться до него до самого в конце концов, да?

— Да. История эта началась в 1993 году в Филадельфии. Когда летом мы сидели все в кафе и должны были расстрелять Сильвестра с Семеном Юдковичем Могилевичем. Сильвестр приезжал тогда в гости, встречался с Иваньковым. Был очень плохой разговор между ними, и мы приняли решение их уничтожить. И Севу, и Сильвестра. Они вместе оказались в Филадельфии. Мы сидели в кафе, в «Макдональдсе», они в это время подъехали, переходили дорогу. Когда мы должны были выбежать и расстрелять, увидели большое число андеркаверов (тайные агенты ФБР. — Прим. адм.) вокруг них. Андеркаверы тоже увидели нас, многие из которых даже начали надевать куртки ФБР, потому что они понимали, что мы хотим сделать. Такая была нервозная ситуация... Мы с трудом удержали Иванькова не стрелять. Завели его обратно в «Макдоналдс», даже через силу, я бы сказал... Я думаю, это бы кончилось тем, что нас бы просто поубивали бы тогда.

Предположение об убийстве Калины Сильвестром подтверждается еще одним источником: «Затем эксперты фиксируют серьезный конфликт между Япончиком и Сильвестром. Впервые черная кошка пробежала между ними зимой 1992 года, когда на пороге подъезда собственного дома застрелили «вора в законе» Виктора Никифорова, более известного под кличкой Калина (его убили 14 января 1992 г., поэтому многие путаются с датами. — Прим. адм.). В одной из глав мы уже отмечали, что существует несколько версий о родственных отношениях между Япончиком и Калиной. Вот еще одна: Никифоров был внебрачным сыном Япончика от заведующей пивной и по совместительству сутенерши на Сухаревке. До Япончика дошли слухи, что в убийстве Калины каким-то образом поучаствовал Сильвестр. Позже интересы двух лидеров криминалитета столкнулись и при переделе наркотического рынка. Лидер ореховцев (возможно, по вызову на «стрелку») выезжает в США и встречается с Япончиком. Обратно возвращается, как и Глобус, с неплохим настроением» (Максимов А. А. Российская преступность. Кто есть кто. М.: Эксмо, 1997).

Конфликт с Квантришвили

Убийство Квантришвили стало одним из самых громких преступлений в 1990-е годы. 5 апреля 1994 года известный не только в криминальных кругах глава «Ассоциации XXI век» и Фонда социальной защиты спортсменов им. Льва Яшина Отари Квантришвили был застрелен у Краснопресненских бань. Правоохранительные органы и журналисты тогда выдвинули множество версий, но лишь годы спустя удалось выявить мотивы, исполнителя и истинного заказчика. Им оказался Сильвестр. Камнем преткновения для двух авторитетов стал Туапсинский нефтеперерабатывающий завод. Для выполнения этого поручения он привлек Медведковскую ОПГ, в частности, ее лидера Григория Гусятинского по кличке Гриша Северный, который и передал заказ киллеру Александру Шерстобитову (Леше Солдату). Характерно, что помогал Шерстобитову выполнить заказ на месте не кто иной, как Сергей Буторин (Ося) — один из грабителей магидсовской коллекции и будущая звезда судебных процессов над «ореховскими» в 2010-е годы. За успешное выполнение этого задания Сильвестр подарил исполнителю ВАЗ-2107. Еще $5 тыс. он получал в бригаде в качестве зарплаты. Впрочем, позднее он станет получать гораздо больше.

Конфликт с Березовским

В начале 90-х годов Тимофеев женился на некой Ольге Владимировне Жлобинской, взял ее фамилию и получил израильское гражданство. В этом ему помог его старый знакомый, аферист и специалист по финансовым махинациями Григорий Лернер, с которым Тимофеев сотрудничал с конца 1980-х годов. Лернер имел солидный послужной список банковских афер, свой первый срок получил в 1983 году и к началу 90-х был незаменимым помощником в деле ограбления богатых вкладчиков. В конце 1993 года международная группировка Тимофеева — Лернера взяла под контроль Московский торговый банк (лишен лицензии в 1994 г.), внедрила туда своих людей, а председателем правления поставила Жлобинскую. Люди Сильвестра стали получать кредиты во многих банках, под липовые контракты переводя деньги на свои счета в Израиле и Швейцарии. Одним из таких вкладчиков стал «Всероссийский автомобильный альянс» Бориса Березовского, который приобрел два векселя на сумму один миллиард руб. Поскольку денег с процентами этот альянс в назначенный срок так и не получил, Березовский решил обратиться в РУОП. 7 июня 1994 года на Новокузнецкой улице взорвался автомобиль «опель». Взрыв произошел в тот момент, когда с территории дома приемов «ЛогоВАЗа» выезжал Mercedes-600 Бориса Березовского. В результате взрыва был убит водитель Михаил Кирьянов, а находившиеся в машине Борис Березовский и его охранник Дмитрий Васильев получили ожоги и ранения. В конечном итоге Березовский смог вернуть деньги с процентами.

Все эти примеры говорят об одном: в России громкие «политические» заказные убийства имеют чаще банальную финансовую подоплеку. Что-то не поделили, кому-то задолжали...

* * *

Победный марш Сильвестра на пике своего могущества был остановлен событием, о котором ниже:
13 сентября 1994 года в 19:05 в центре Москвы около дома № 46 на 3-й Тверской-Ямской улице была взорвана мощная бомба. Взрыв произошел в новеньком Mercedes-600. После взрыва машина загорелась. Из обломков пожарные и милиционеры извлекли обгоревший труп. Имевшиеся в карманах его одежды документы сгорели, а в найденной в салоне сумке было обнаружено несколько визитных карточек и таможенные декларации. Среди них визитка и декларация на имя менеджера Сергея Жлобинского. По словам сотрудников Тверской межрайонной прокуратуры, расследующих взрыв на Тверской-Ямской улице, личность погибшего была установлена по визитной карточке, декларации и челюсти. Следователи связались с проживающем в США дантистом Сильвестра. Ему описали пломбы и зубы погибшего, и врач признал свою работу. Читайте рассказ «Авторитетная боль».

В том же «Огоньке» № 18: «В январе 1995 г. Иваньков сообщил Виктору Аверину и Сергею Михайлову, возглавляющим Солнцевскую группировку, что к ним перейдут территория и торговцы, которых раньше контролировал Тимофеев».

Убийство Сильвестра нанесло колоссальный удар по всей Ореховской ОПГ. Никто тогда точно не знал, кто мог совершить столь дерзкое убийство: слишком много у Сильвестра было врагов. Возможно, это были «курганские», которые не хотели оставаться на вторых ролях; возможно, Сильвестру мстили дружки Глобуса и Бобона; возможно, что и «свои». В этом мире мнимого братства, алчности и своекорыстия никто не мог поручиться за своих «однополчан». В последнее время находит подтверждение последняя версия: с Тимофеевым разобрался его подельник Сергей Буторин. Сотрудники правоохранительных органов ссылаются при этом на показания других членов банды. В тексте приговора Буторину есть такие свидетельские показания: «После смерти Сильвестра в 1994 году, на одном из общих собраний руководителей преступных группировок обсуждался вопрос о дальнейшей судьбе Ореховской ОПГ, и Буторин активно выступил перед собравшимися, призвал всех действовать так же, как и при Сильвестре, заявив, что необходимо поднять упавшее знамя «ореховских», Сильвестра, предложив свою кандидатуру на роль одного из руководителей единой ОПГ. Некоторые руководители ОПГ поддержали Буторина и не возражали против его кандидатуры, однако другие авторитетные руководители ОПГ считали себя не менее достойными, чем Буторин, и возразили против его кандидатуры. Впоследствии из единой структуры вышло несколько группировок «ореховских», руководителем одной из которых являлся Буторин». Кстати, еще в 2004 году бывший сотрудник спецслужб, покойный ныне Александр Литвиненко, намекал в восьмой главе своей книги «ФСБ взрывает Россию» о притязаниях Оси: «В середине 90-х внутри «ореховской» группировки наметились крупные перемены: у Тимофеева появился соперник — Сергей Буторин (Ося). В сентябре 1994 года Тимофеев был взорван в своем «мерседесе». Друг за другом исчезли верные Тимофееву люди. Буторин создал собственную группировку, в которую вошли люди из «ореховской», «курганской» и «медведковской» ОПГ. Среди «чистильщиков» находились бойцы спецназов ГРУ, МВД, ВДВ. В окружении Буторина появились действующие сотрудники силовых ведомств, в том числе один подполковник из контрразведки (он был обвинен затем в ряде тяжких преступлений, но позже обвинения были сняты)».

К осени 1994 года Тимофеев окружил себя огромным количеством врагов, которые высказывали ему серьезные претензии — так называемые предъявы. Сергей Буторин понимал, что он как организатор многочисленных расправ рано или поздно станет крайним. Его либо убьет сам Сильвестр, либо вычислят и устранят его оппоненты. По версии правоохранительных органов, именно Ося сделал ход первым, то есть устранил Сильвестра.

До сих пор жива легенда, что Иваныч жив и занимается легальным предпринимательством где-то на Западе. Но никаких подтверждений на сей счет нет. Смешно читать, когда пишут, что после смерти Тимофеева лидером стал такой-то, сякой-то... Не было никакого единого лидера. Фактически, преступный синдикат распался на несколько разрозненных бригад, лидеры которых с ожесточением стали делить наследство убитого вожака. Оперативники Южного округа, едва передохнувшие за 1994 год, чувствовали, что начнется очередная война. И она началась с еще большим размахом, чем в 1993 году. Мишенью становились прежде всего старые авторитеты, которые не признавали никого, кроме Сильвестра.

1995 год стал самым кровавым в истории Ореховской ОПГ.

Хроника второй войны

21 ноября 1994 года на лестничной площадке дома 3, корп. 3 (ныне снесенного), по улице Борисовские пруды был застрелен подельник Сильвестра по делу о вымогательстве Игорь Пунтус.

В ночь на 12 декабря 1994 года было совершено зверское убийство двух молодых мужчин. По словам милиционеров, в подъезде дома 13 на улице Маршала Захарова жители дома обнаружили двоих тяжело раненных молодых людей. Приехавшие на место происшествия милиционеры вызвали «скорую помощь», однако от множества полученных ножевых ранений пострадавшие скончались до прибытия медиков. Около трупов оперативники обнаружили стреляные гильзы от мелкокалиберной винтовки.

9 февраля 1995 года на 49-м километре Ярославского шоссе были убиты Василий Пятин и Игорь Максимов, которые претендовали на роль Тимофеева в Орехове.

2 марта 1995 года, на следующий день после убийства Листьева, возле кинотеатра «Мечта» [Каширское шоссе, 42], в двух шагах от места, где в феврале 93-го случилась перестрелка в кафе «Каширское», произошла разборка между ореховскими и тамбовскими бандитами. В центре событий оказался некий 19-летний ореховский бизнесмен. Работая вместе коммерсантами, крышей которых была тамбовская группировка, он познакомился с подругой тамбовского лидера Зверева. Зверев приревновал и потребовал, чтобы предприниматель отдал ему свою машину «мицубиси». Поскольку второй автомобиль бизнесмена сломался, тот не захотел отдавать за женщину последнюю машину и обратился за помощью к ореховским друзьям. Выяснить отношения «ореховские» и «тамбовские» договорились у кинотеатра «Мечта». Тамбовцы приехали на место встречи на «мерседесе». Осторожный Зверев стал досылать патрон в ствол своего ТТ, однако его заклинило. В этот момент на нескольких «жигулях» подъехали «ореховские». Зверев в сердцах швырнул пистолет на заднее сиденье и вышел с товарищами из автомашины. Поговорить как следует не удалось. «Ореховские» выхватили пистолеты и открыли ураганный огонь. Примерно через десять минут первые милицейские наряды прибыли на место происшествия. Рядом с кинотеатром они нашли трех раненых, которые буквально плавали в лужах крови, а также десятки еще теплых стреляных гильз. Изрешеченного пулями Зверева водитель доставил в больницу, где он и еще один раненный тамбовец позже скончались.

Мечта

В ночь на 17 мая 1995 года возле дома 22 по Ореховому проезду был убит администратор пивбара «Сказка» Виктор Комахин, в свое время входивший в ближний круг Сильвестра. На одной из автостоянок в муниципальном районе Зябликово Сказка припарковал «мерседес», на заднем сиденье которого оставил ружье Remington, и направился к своему дому. В этот момент по нему открыли огонь из пистолета ТТ. Комахин был дважды ранен и упал на асфальт. Добить свою жертву из пистолета преступники не смогли — в ТТ заклинило патрон, и тогда они пустили в ход ножи. Когда сторож автостоянки нашел истекающего кровью авторитета, тот передал ему сумку-визитку с деньгами и попросил передать беременной жене. Через несколько минут Сказка скончался в автомашине скорой помощи.

Сказка

В ночь на 1 июня 1995 года в Москве, возле третьего подъезда дома № 32 по улице Мусы Джалиля, был убит 25-летний Владимир Гаврилин, руководитель службы безопасности, которая охраняла штаб-квартиру Партии экономической свободы. По мнению оперативников, Гаврилин был главой одной из ореховских бригад.

Вечером 12 июня 1995 года у подъезда своего дома [Шипиловская ул., 38] застрелили сотрудника одной из охранных фирм Андрея Спиридонова, который недавно отбыл срок за незаконное хранение оружия (патронов от винтовки). Около 22:30 Андрей Спиридонов подъехал к своему дому на автомобиле ВАЗ-2108, которым управлял по доверенности. Когда Спиридонов припарковал «восьмерку» около подъезда и выключил двигатель, к автомашине подошел неизвестный и через водительское стекло открыл стрельбу из пистолета ТТ. Преступник расстрелял всю обойму; восемь пуль попали Спиридонову в грудь, шею и голову.

В ночь с 21 на 22 июня 1995 года, на Кустанайской улице был застрелен младший брат Леонида Клещенко — Александр Клещенко, известный в Орехове под прозвищем Узбек-младший, сотрудник службы безопасности ассоциации «Меркурий». Узбек-младший никогда не снимал бронежилета. Зная об этом, киллеры открыли стрельбу по ногам, а когда Узбек упал — добили его выстрелами в голову. Убийцы бросили на месте происшествия автомат Калашникова. Табельный ПМ охраннику не помог.

Утром 20 августа 1995 года в своей квартире [Шипиловская ул., 57] был застрелен 25-летний Андрей Котенев. На столе стояла бутылка из-под шампанского и два стакана. Судя по всему, Котенев хорошо знал своего убийцу и сам открыл ему дверь в квартиру.

25 октября 1995 года в Подмосковье был убит еще один ореховский авторитет Денис Гущин. Около 8 часов вечера к автомашине «мерседес», в которой находился Гущин, подошел неизвестный и через стекло шесть раз выстрелил из пистолета ТТ в ее хозяина. Все пули попали в цель, и авторитет скончался на месте. В салоне иномарки милиционеры нашли пистолет ТТ Гущина, воспользоваться которым он не успел.

4 марта 1996 года на Садовом кольце, недалеко от посольства США, был убит известный ореховский авторитет Сергей Ананьевский (Культик), который часто привлекался для операций по уничтожению неугодных Сильвестру лиц, числе которых был и Отари Квантришвили. В том же году расстрелян и его помощник Сергей Володин по кличке Дракон, предположительно, возле Президент-отеля. Из протокола допроса Владимира Грибкова, телохранителя Олега Пылева, от 22.04.2003: «...убивают по одному сценарию — расстреливают из автоматов. Ходили слухи, что эти убийства организовали «измайловские». Однако позже, году в 1997-м, Олег Пылев рассказал мне, что убийство и Ананьевского, и Дракона совершили «курганские» и даже назвал фамилию: Зеленин. Насколько можно верить словам Пылева — не знаю. В то время было «модно» все валить на „курганских”». Еще одна выдержка из протокола допроса предпринимателя Виктора Гусятинского, брата Гриши Северного, от 2007: «Впоследствии в разговорах у меня на даче Олег Пылев говорил мне, что они выяснили, что Ананьевского и Володина убили „курганские”» Личность Ананьевского весьма примечательна. Он был видным спортсменом, участником и тренером сборной СССР по пауэрлифтинигу, а в последствии стал первым президентом Федерации пауэрлифтинга России. Участвовал во многих международных соревнованиях. Кроме того, имел высшее образование, полученное в МАИ. По воспоминаниям киллера Алексея Шерстобитова, Ананьевский любил приговаривать: «На мне восемь воров, за каждого готов ответить, кто желает — подходите». Как выяснилось, силовые приемы оказались бесполезны против пуль.

Сергей Ананьевский
Григорий Гусятинский (слева) и Сергей Ананьевский (справа).

Все тот же бандит Леонид Ройтман из бригады Алика Магадана (криминальный авторитет Олег Асмаков, совершивший, кстати, нашумевшее убийство знаменитого боксера Олега Коротаева в 1994 году), рассказывал Севе Каплану:

— После смерти Сильвестра у вас была «стрелка» с «ореховскими», и надо было объяснить, что вы держите под контролем «Киев-Донбасс». Расскажи о специфике этой стрелки.

— Были трения. Все «ореховские», кто были на этой стрелке, позже тоже погибли. Это все, что я тебе могу об этой «стрелке» рассказать.

— Ну это немного. Это буквально как в газетах. Тем более что ты мне с самого начала говорил, что о мертвых ты можешь смело говорить, а живых трогать не будешь.

— Да, но на этой «стрелке» же и ныне живые были. На этой «стрелке» был Двоечник такой, был Культик. «Стрелка» происходила в Венгрии. Это все были довольно серьезные ребята. После этой встречи в Москве они все погибли. В течение около месяца. Это все был 1996 год...

— Это Иваньков распорядился?

— Нет. Иваньков тогда сидел в тюрьме, ничем распорядиться не мог.

6 марта 1996 год было совершено покушение на местного ореховского авторитета Самвела Мардояна по кличке Гамлет возле дома № 6 по улице Маршала Захарова. В 1980-е годы опан был бригадиром наперсточников. Неизвестные открыли огонь по его «линкольну», но Самвел успел пригнуться и нажать на газ. Большинство пуль угодило в заднюю часть автомобиля, и Гамлет с женой отделались, как говорится, легким испугом.

27 марта 1996 года в одном из автосервисов на Каширском шоссе некие бандиты расстреляли из пистолетов 33-летнего Сергея Ионицу. Сергей Ионица (Шлеп) был старейшим ореховским авторитетом, близко знавшим Димона и Узбека-старшего. На следующий день, вечером 28 марта, недалеко от Президент-отеля произошла перестрелка, которая, возможно, связана с убийством Ионицы. Несколько «ореховских» расстреляли Mersedes-500, в котором находились чеченские бандиты. Двое из них были убиты, а позже на окраине Москвы обнаружен третий труп. Возможно, за этими преступлениями стоят этнические разборки. Не исключено, что одним из погибших оказался Сергей Володин.

18 сентября 1996 года был застрелен, предположительно, участник одной из ореховских банд Вадим Воротников. Когда он подходил к дому [улица Медиков, 1/1], в котором снимал квартиру, по нему было выпущено пять пуль. Милиционеры сняли с тела Воротникова пейджер и прочли информацию, из которой узнали, что кто-то пригласил хозяина вечером в гости. Пока судмедэксперты осматривали труп, на пейджер пришло еще несколько сообщений.

2 декабря 1996 года застрелен еще один из лидеров криминального Орехова, боксер Валерий Ландин (Толстый), сподвижник бригадира Игоря Максимова. Убийство произошло на глазах сына, с которым Ландин возвращался из школы, возле подъезда их дома [Кантемировская улица, 41]. Сделав дело, киллер не спеша направился к метро «Кантемировская», после чего исчез в толпе. Через час после убийства на Кантемировскую улицу начали съезжаться иномарки с затемненными стеклами. Их хозяева с толстыми золотыми цепями выражали соболезнование вдове Ландина.

В ночь на 30 июля 1997 года был застрелен Вадим Розенбаум в голландском городке Ойрсхоте. Напомню, что это именно тот Розенбаум, по воле которого Сильвестр отправился за решетку в конце 1980-х годов. Кооператив «Фонд» к тому времени давно распался, а сам Розенбаум сменил несколько фирм и «крыш», пока не оказался в Голландии, скрываясь от преследования ФСБ. Убийство состоялось накануне свидетельских показаний, которые Розенбаум должен был дать по делу все того же солнцевского главаря Михася, задержанного в Швейцарии.

6 ноября 1997 года РУОП предотвратил бандитскую разборку на территории ореховского спортивного зала по адресу: Воронежская улица, 4. Несмотря на богатый улов в количестве семнадцати «ореховцев», среди них не оказалось лидеров. Враждующие стороны пытались выяснить, кто будет «крышевать» торговый комплекс, расположенный на общей территории. Смотрите видеорепортаж задержания.

5 марта 1998 года столичный РУОП и сотрудники ОВД «Москворечье-Сабурово» задержали двух активных членов ореховской преступной группировки Юрия Исаева и Максима Шрубака. В ноябре прошлого года около дома № 55 на Каширском шоссе бандиты подкараулили возвращавшегося домой безработного Александра Колесникова. Избив молодого человека, они отобрали у него автомобиль ВАЗ-2108 и уехали на нем. Пострадавший обратился в милицию спустя три месяца. Сам он утверждает, что боялся мести со стороны преступников. По другим данным, отняв у Колесникова машину, Исаев и Шрубак продолжали вымогать у него еще и деньги. В конце концов родственники убедили Колесникова написать заявление в милицию. Когда Исаев и Шрубак в очередной раз приехали к дому Колесникова на его же машине, то угодили в устроенную РУОПом засаду. Бандитам предъявлено обвинение в разбое.

В этой главе мы рассказали о судьбах лидеров, но потери рядовых бойцов столь велики, что их сосчитать нет возможности. Только за 1995 год убито на разборках несколько сотен рядовых членов банд.

Банда Чернакова

Уже на следующий день после убийства Сильвестра было совершено покушение на его приближенного, ореховского авторитета Двоечника. Узнав о гибели Тимофеева, он снял себе новую квартиру и попытался отсидеться в ней. За авторитетом, однако, следили. В тот момент, когда Двоечник и Узбек-младший договаривались с хозяевами квартиры [Кировоградская улица, 2], неизвестные с помощью магнитов прикрепили к днищу его автомобиля Mercedes-600 две радиоуправляемые бомбы, которые были упакованы в бумажные пакеты из-под сока. К счастью для Двоечника, проходившая мимо старушка обратила внимание на то, что из-под иномарки торчат подозрительные антенны, и сообщила об этом милицейскому патрулю. Патруль вызвал специалистов Федеральной службы контрразведки. Жителей близлежащих домов на всякий случай эвакуировали, и снайпер расстрелял бомбы из винтовки. Одна из них развалилась, а вторая взорвалась. «мерседес» был уничтожен взрывом, а в домах разбило десятки окон. Услышав грохот, Двоечник выбежал на улицу и увидел дымящиеся остатки своего автомобиля. Не мешкая, он поймал частника и скрылся в неизвестном направлении. Как позже установили милицейские эксперты, в машинах Сильвестра и Двоечника сработали похожие по конструкции радиоуправляемые бомбы. Через некоторое время на Двоечника покушались вновь. На этот раз бомба взорвалась рядом с автомашиной, в которой находился авторитет. Однако тот снова не пострадал.

В ночь с 21 на 22 августа 1995 года в подъезде дома № 51к2 по улице Генерала Белова был убит экспедитор фирмы «Росфор», бандит Юрий Польщиков по кличке Кот. Это убийство было совершено двумя «ореховскими» из банды Двоечника. На следующий день в поселке Развилка был убит еще один член банды — Юрий Шишенин. Его связали, привезли к отстойнику, и там Двоечник его зарезал. Через три дня после убийства Польщикова было совершено нападение на его друга Дмитрия возле подъезда дома № 53к1 по улице Генерала Белова. Ему удалось выжить только благодаря случайности: нападавший споткнулся о водосточную трубу, и Дмитрий успел убежать. Двоечник объяснял свои мотивы туманно: якобы все трое участвовали в убийстве Узбека-младшего.

В конце апреля 1996 года Двоечник и его правая рука Михаил Кудрявцев (Берлога) на Mersedes-600 отъехали от своего дома в поселке Развилка и направились в ближайший городок Видное, чтобы выяснить отношения с местными бандитами. По дороге перед канавой иномарка попала в засаду. Неизвестные перегородили трассу машиной и буквально изрешетили «мерседес» из автоматов. Кудрявцев чудом остался в живых, а тяжело раненный Двоечник скончался через неделю, 8 мая 1996 года, в больнице.

Развилка
На этом месте расстреляли автомобиль Двоечника.

1999 год отмечен повальными арестами «двоечников»: задержаны Михаил Кудрявцев, Дмитрий Власов и др. — всего 13 человек. 9 июня 1999 года сотрудники РУОПа задержали Дениса Лебенкова (Дэна) по подозрению в вымогательстве. Бывший афганец Лебенков входил в ближний круг друзей Двоечника. За месяц до гибели своего шефа он был арестован за хранение оружия и провел в тюрьме неполных три года. Выйдя на свободу, он стал заниматься легальным бизнесом, но старая тяга к легкой наживе снова привела на скамью подсудимых.

Банда Буторина

Впервые имя Сергея Буторина попало в милицейские сводки в середине 90-х. Он проходил по оперативным учетам как активный участник Орехово-борисовской организованной преступной группировки, известный под прозвищем Ося. В состав его банды входили профессиональные военные, бывшие и действующие сотрудники ГРУ, ФСБ и десантники. В отличие от остальных, буторинские боевики в тюрьмах не сидели. Арена боевых действий вышла за пределы Южного административного округа Москвы, поэтому банда Буторина вряд ли может считаться подлинно ореховской. Буторин вступил в союз с медведковскими авторитетами — братьями Андреем, Олегом Пылевыми и Григорием Гусятинским, а также сотрудничал с «курганскими». Под его пятой оказались все известные наемные убийцы современности — Алексей Шерстобитов, Александр Солоник и Александр Пустовалов. Устранив Сильвестра, Буторину достались обширные связи погибшего и материальная база для создания новой группировки. Известно, что Ося наведывался к Лернеру — компаньону Тимофеева — и вымогал деньги от афер под угрозой расправы. Считается, что таким образом Буторин вывез из Израиля несколько десятков миллионов долларов.

Летом 1995 года один из недругов Буторина, лидер «ассирийской» бригады Александр Биджамо по кличке Алик Ассириец, был убит буквально напротив мэрии. По данным следствия, его расстреляли в сквере за памятником Юрию Долгорукому, а пистолет Макарова, куртку и перчатки киллеры бросили во дворе дома № 15а на Большой Дмитровке, где находится Генпрокуратура России. Это преступление, как и многие другие в составе банды, совершил спецназовец Александр Пустовалов (Саша Солдат). Буторинцы расправились с лидерами Кунцевской группировки Александром Скворцовым и Олегом Кулигиным, убрали мазуткинского авторитета Владимира Кутепова. Вступив в войну с одинцовской группировкой, расстреляли в течение месяца больше десяти ее главарей и боевиков. Буторин, чувствуя, что за его головой охотятся, инсценировал свои похороны на Николо-Архангельском кладбище в 1996 году и на время ушел в тень. Но, пожалуй, самым известным стало убийство Александра Солоника его коллегой по смертельному «ремеслу» Сашей Солдатом на греческой вилле в 1997 году. Первоначально планировалось устранить всю верхушку «курганских», ставших ненужными после гибели Сильвестра, во главе с Колиговым, Нелюбиным, Игнатовым и Солоником, однако в Греции удалось обнаружить лишь одного Солоника. Он не знал, что его вилла была оборудована подслушивающей аппаратурой, которую установила команда другого чистильщика — Алексея Шерстобитова. Участь Саши Македонского была решена, когда тот произнес роковые слова: «Их надо валить». Под «ними» подразумевались братья Пылевы и Буторин. Вместе с ним тогда погибла и его 22-летняя сожительница Светлана Котова «Мисс Россия — 1996». Нелюбин и Колигов скончались при странных обстоятельствах в тюрьме в 1998 и 2005 гг. соответственно, а Игнатов до сих пор в розыске.

Группировка Буторина была тесно связана с одинцовскими братками, которыми руководил Дмитрий Белкин по кличке Белок. В свое время его уголовное дело вел старший следователь 2-го управления прокуратуры (спецпрокуратуры) Одинцовского района Московской области Юрий Керезь. Эпизод, связанный с убийством Керезя (его убрали за то, что глубоко копал) 20 октября 1998 года, стал началом конца для всей ореховско-одинцовско-медведковской «братвы». По следам расследований Керезя упорно шли сыщики МУРа, и в 2000 году Буторин был объявлен в федеральный розыск. Лидерам Ореховско-медведковско-одинцовской группировки пришлось бежать в Испанию.

Банда Ветошкина

Своеобразным долгожителем на арене боевых действий был неоднократно судимый авторитет Николай Павлович Ветошкин (д. р. 22.03.1961) по кличке Витоха. В РУОПе его называли «серым кардиналом» юга Москвы. Действуя на опережение, он остался чуть ли не последним криминальным мастодонтом в Орехово-Борисово.

Николай Ветошкин

В середине 1980-х Ветошкин работал грузчиком в винном магазине и в трудные времена антиалкогольной компании снабжал Сильвестра спиртным. Кстати, проживал Ветошкин напротив общежития, где размещался Сильвестр. Тимофеев не забыл его и в конце 80-х привлек в банду для работы чистильщиком. Говорят, незадолго до своей кончины Сильвестр объявил Витоху своим преемником и передал общак группировки. Оставшись без своего покровителя, Витоха отчаянно боролся за лидерство жестокими методами и не гнушался устранением обидчиков.

Утром 27 июня 1995 года в кустах возле Борисовских прудов были обнаружены тела двоих москвичей: 37-летнего Виктора Чурсина и 33-летнего Александра Губанова. Оба были застрелены в голову. По данным милиции, Чурсин и Губанов были старейшими сильвестровскими авторитетами. Давние друзья Чурсин и Губанов некоторое время назад были осуждены за вымогательство и хранение оружия и около пяти лет провели в местах лишения свободы. Лишь в 2005 году удалось задержать убийц и выяснить подробности этого преступления. Ореховский авторитет Игорь Смирнов (Медведь) застрелил Чурсина и Губанова возле кафе «Орехово» [ул. Шипиловская, 9к2], а затем их тела перевезли к Борисовским прудам. В тот день в кафе праздновали день рождения одного из членов группировки. За столом собрались почти все лидеры «ореховских», боровшиеся между собой за наследство Сильвестра. На празднике Чурсин и Губанов неуважительно отозвались о Смирнове, и он их пристрелил. Не исключено участие Смирнова и в других убийствах авторитетов. Медведь входил в ближайшее окружение Николая Ветошкина, был мужем его сестры и вполне мог выполнять его поручения по ликвидации. О Смирнове ходила слава жестокого беспредельщика, и даже «братва» побаивалась его.

Самые главные доходы Ветошкин получал от Курьяновской плодоовощной базы [Проектируемый проезд № 4386]. В 1995 году на территорию базы с целью воровства забрались четверо уроженцев Кавказа. Витоха приказал поймать их и созвал всю ореховскую «братву», чтобы самоутвердиться за счет показательной казни. Одного кавказца убил некто Владимир Конаков (Вова Пензенский), а другого — Алексей Соколов (Сокол). Витоха потребовал от каждого «ореховца» добить оставшихся. Вроде бы там же избавились от Конакова, а его гражданскую жену Светлану Шрейдер вскоре застрелили и ограбили по поручению главаря упомянутый выше Смирнов, Лосев и братья Кузнецовы. В 2006 году все они были осуждены за это убийство и др. преступления к длительным срокам.

Много позже на судебном процессе по делу другого ореховского бандита Буторина выяснились любопытные подробности, связанные с положением Ветошкина в криминальном мире. Так один свидетель показал, что после убийства Сильвестра Буторин и Ветошкин стали старшими внутри всей преступной организации, они собрали сходку всех участников организации, где обозначили дальнейшую совместную работу и свое руководящее положение. Из группировки Оси поступало оружие в банду Ветошкина, а закупкой данного оружия занимались члены витохинской банды. Сам Ветошкин относился к Буторину как к старшему по статусу. Витоха говорил, что если с ним что-нибудь случится, то Буторин будет старшим.

В конце февраля 1997 года членами банды Ветошкина было совершено тройное убийство. Местом преступления был ночной клуб «Хелп» [ул. Генерала Белова, 21к2]. Туда зашли предприниматель Владислав Мравян по кличке Армян, Дарья Наумова и Денис Тарасенков. В тот момент в заведении гуляли Г. Федосеев (Шрам), А. Кузнецов (Торпеда-старший), Таланов, Лосев и еще несколько бандитов. Они повздорили с гостями, и Торпеда прострелил Тарасенкову ногу. Боясь нажить себе неприятности, Кузнецов решил устранить обидчика и свидетелей. Для этого Федосеев и Таланов выводили всех троих по очереди в туалет и пристреливали. Трупы они погрузили в машину, привезли к Борисовским прудам и там сожгли. По некоторым данным, Мравян был еще жив, когда пламя объяло его.

Хелп
В этом здании располагался ночной клуб «Хелп».

25 ноября 1997 года возле ресторана «Водопад» [ул. Генерала Белова, 15к2] состоялось побоище с участием «ореховских». В тот вечер ресторан был закрыт на спецобслуживание: один из приближенных Витохи праздновал свой день рождения. Когда 48-летний Александр Тененбаум постучал в дверь заведения, чтобы купить пару бутылок водки, его с подзатыльниками выпроводили. Вернувшись домой, мужчина рассказал обо всем 24-летней сожительнице. Та отправила его в ближайшее отделение милиции писать заявление на обидчика, а сама позвонила знакомым — Алексееву, Аношкину и Степанову — и попросила их срочно приехать. Вместе с ними дама отправилась в «Водопад» и спровоцировала драку, не подозревая, с кем придется иметь дело. Взбешенные «ореховские» легко скрутили спутников женщины, выволокли их из ресторана и буквально искромсали ножами. После чего с места происшествия исчезли не только бандиты, но и решительная подруга г-на Тененбаума. Оперативники предположили, что бандиты попытаются найти и устранить свидетельницу, поэтому возле ее дома они выставили наблюдателей. Вечером следующего дня там остановилась «восьмерка» с двумя подозрительными лицами в салоне. На требование предъявить документы раздались выстрелы из пистолета, но стрелявшие были убиты ответной очередью из автомата. Погибшими оказались Сергей Филиппов и Алексей Соколов, приближенный Ветошкина. Сам Витоха говорил на это: «Я бы никогда не допустил подобного беспредела». Однако он все-таки вынужден был на время скрыться в Швейцарии.

24 августа 1998 в кафе «Греческое» [Каширское шоссе, 96к1] Медведь и другие члены банды убили замначальника оперативно-розыскной части УВД Южного округа Москвы майора Сергея Костенко. По одной версии, Костенко приезжал туда, чтобы просто пообедать, и его убрали местные бандиты за то, что он много знал. Свидетели утверждали, что разговор проходил на повышенных тонах, и действительно, в кафе обнаружили пятна крови. В начале Медведь признался в убийстве, но после обнаружения вещественных доказательств неожиданно отказался от показаний. Вину за убийство взял на себя некто Андрей Бурханов, а Медведя привлекли за хранение оружия. 25 мая 1999 года суды приговорили Бурханова к 9,5 годам заключения, а Смирнова — к 8 месяцам. С учетом срока, проведенного под следствием, последнего освободили прямо в зале суда.

30 ноября 1998 года криминальный авторитет Николай Ветошкин был застрелен возле магазина «Абитарэ» [ул. Маршала Захарова, 6к1]. По мнению оперативников, в магазине у него была назначена «стрелка» с каким-то бандитом. При выходе по Ветошкину был открыт перекрестный огонь из автомата Калашникова и пистолета Макарова. Выскочивший на выстрелы водитель Ликин был ранен в ногу и поясницу. С трудом доковыляв до раненого шефа, он погрузил его в машину и помчался к 13-й городской больнице. Однако помощь Витохе уже не потребовалась: он умер на носилках в приемном отделении. Раненого водителя охраняли милиционеры и «друзья из Орехова». Так, например, среди друзей Ветошкина неожиданно оказался его одноклассник, замначальника отдела МУРа Лысаков, который, как писал Александр Хинштейн в «МК», «кричал, не стесняясь, что найдет убийц и отомстит за друга».

В последние годы Ветошкин крайне осторожно вел себя в Москве, редко появлялся на публике и передвигался на бронированном Mersedes-600. По непонятным причинам в тот день он отправился на обычном «мерседесе» своей жены. За свою четырехлетнюю деятельность Ветошкин успел насолить многим, поэтому расследовать это дело было крайне трудно. Известно, что незадолго до его кончины, 4 ноября 1998 года, был убит очень авторитетный в московских кругах «вор в законе» Сергей Комаров по кличке Комар, с которым Витоха сильно конфликтовал. Вполне возможно, что за это преступление Витоху приговорили авторитетные уголовники, хотя это всего лишь одна из версий. Вопреки прогнозам милиционеров, новой войны в ЮАО не случилось. Бандитские кланы поредели в бесконечных войнах, а их крестные отцы устали бояться выстрелов исподтишка, поэтому стали легализовываться.

После убийства Ветошкина банду возглавил Торпеда-старший, поскольку «бычара» Медведь сидел под следствием по делу об убийстве майора Костенко. Но лидерство Торпеды продолжалось недолго. 21 апреля 1999 года на той же улице Маршала Захарова его «девятка» была расстреляна из автоматов Калашникова. Кузнецов и его водитель-телохранитель Руслан Фокша были убиты на месте. Символично, что в день расправы вышла статья в газете «Московская правда» под заголовком «Каждое пятое убийство в столице происходит в ЮАО», где в числе прочего давались такие сведения: «Наш округ — спально-промышленный, — рассказывает прокурор Южного административного округа Александр Штукатуров. — Он из самых больших в Москве — 1,3 млн. человек. И уровень преступности здесь, соответственно, один из самых высоких в городе. Особенно велико количество тяжких и особо тяжких преступлений. Всего преступлений общеуголовной направленности за прошлый год было совершено 7497. Раскрываемость 80 процентов. Для сравнения: меньше всего их в Зеленограде — 1287. Раскрываемость 67,4 процента. Возросло количество убийств, совершенных подростками, особенно на территориях районов Братеево, Зябликово, Царицыно, Чертаново-Центральное...»

После выхода из тюрьмы в конце мая 1999 года, Игорь Смирнов предъявил претензии Торпеде-младшему за убийство Ветохи и потребовал контрибуции. Зная необузданный нрав Медведя, Кузнецов так испугался, что был вынужден просить защиты у... милиции. Медведь тем временем сколотил собственную группировку, но былых высот ему достичь не удалось. В общем, к началу 2000-х многочисленные кровавые банды, обитавшие в каменных джунглях Орехова-Борисова, распались на небольшие кучки неприкаянных гопников.

 
 
1990-е
 
 
 



© 2011—2016 Ореховская ОПГ
Все комментарии, предложения, любую интересную информацию присылайте по адресу: admin@criminal.msk.ru