Ореховская ОПГ | Материалы

Что связывало Борового, Хакамаду и Сильвестра?

Вступление администратора сайта

В эти сведения, указанные в статье ниже, легко поверить. В 1990-е годы бандиты, власть и бизнес представляли собой гигантский спрут, который определял экономику Новой России. Недавний процесс Березовского — Абрамовича в Лондоне едва ли шокировал своими откровениями о становлении «новорусского» капитала, но лишний раз подтвердил бандитскую сущность тогдашней власти. Пикантная подробность: определение «крыша», кажется, вошло в британскую юридическую терминологию. Досадно, правда, что, кроме нефти, газа и блатных понятий нам больше нечего предложить миру. Едва ли об этом раскрытии подноготной жизни России мечтал Тургенев, когда писал об открытости миру. Разница между уличной «братвой», трясущей палатку со «сникерсами» и крупным бизнесом, который забивал «стрелки» в Кремле, заключается лишь в масштабах капиталооборота. Не удивительно, что люди подобные Иванычу, Михайлову и Отари Квантришвили чувствовали себя в этих, так сказать, рыночных условиях как рыбы в воде и смело примеривались к образам голливудских «крестных отцов» с поправкой на российские традиции. Вот, например, Сергей Михайлов, известный в определенных кругах под кличкой Михась, ныне ведет благотворительную деятельность, оказывая помощь даже ветеранам МВД. Помните, как в фильме «Крестный отец — 3» постаревший Майкл Корлеоне занялся благотворительностью в компании ватиканской «братвы»... Кто знает, если бы Сергей Иваныч был жив, то и он бы возглавлял какой-нибудь фонд помощи бывшим руоповцам... Впрочем, все это лирика. Обратимся к фактам.

Есть три эпизода, которые мне кажутся любопытными.

В декабре 1993 года, во времена наивысшего подъема Ореховской ОПГ, начинающая предпринимательница Ирина Хакамада выставляла свою кандидатуру на выборы в Госдуму от района Орехово-Борисово и победила. Одновременно она входила в правящие круги Партии экономической свободы, которую возглавлял известный предприниматель Константин Боровой.

В марте 1994 года на Константина Борового было совершено покушение. Впрочем, обстрел его автомобиля больше походил на предупреждение, чем на реальное намерение его физически устранить. Сам Боровой говорил следователям, что это дело рук некой преступной группировки, но какой именно уточнить не смог. В декабре 1994 дело о покушении было приостановлено за «отсутствием лиц, подлежащих к привлечению в качестве обвиняемых».

В начале июня 1995 года в том же районе Орехово-Борисово был убит начальник службы безопасности этой партии Владимир Гаврилин. Приехавшие на место преступления генеральный секретарь Партии экономической свободы Леонид Шпигель и сопредседатель партии Олег Тарасенко подтвердили членство и работу покойного в партии, но Боровой поспешил откреститься от него. Мол, не знает, кто такой, и кем он у них работал. А ведь Гаврилин, несомненно, был знаком и дружен со всеми авторитетами юга Москвы, такими, как Комахин (Сказка), Максимов (Макс), Бабенко (Хохол). Их просто хоронили рядом. Любопытна должность Гаврилина. Мы знаем, чем были все эти так называемые службы безопасности, охранные агентства... Ширмой для «братвы», дающей право носить оружие. К примеру, Узбек-младший в свои 19 лет числился охранником ЧОПа «Меркурий» и при себе имел пистолет.

Владимир Гаврилин

Сопоставив эти три эпизода, складывается мнение, что Гаврилин был постоянным и полномочным представителем крыши «ореховских» при той несчастной партии на фиктивной должности, но с более чем реальным влиянием в ней.

«С 1993 года при участии Таранцева и руководителей «ореховско-медведковской» группировки в Москве начали создаваться рынки — Покровский, Тушинский, Митинский и др. Для легализации ношения оружия были образованы ЧОПы — «Великая держава», «Российская дружина», «Московский щит», «Берк-С» и др. Пятьдесят процентов прибыли Таранцев передавал ОПС».

Из статьи Кислинской «Кровь на «Русском золоте». Медведковский спрут».

«...Но больше всего меня потрясло признание Хакамады по поводу ее бывших соратников. «Свою первую избирательную кампанию я проводила на деньги Ореховской преступной группировки! — со смехом заявила она. — Причем под лозунгом борьбы с преступностью».

Из статьи «Даже у гадюки могут вырасти крылья!» в «Экспресс газете» от 06.03.2007.

Итак, вашему вниманию предлагается очередная любопытная статья.

Тайная история отношений Хакамады и Сильвестра

Кто помог прекрасной японке проникнуть в российскую власть?

«Агентство политических новостей»
05.07.1999

Как недавно сообщало АПН, от движения «Правое дело» откалывается ультраправое крыло, одним из лидеров которого является депутат Госдумы, в прошлом — известный бизнесмен Константин Боровой. Похоже, что раскол будет не слишком мирным. Во всяком случае, со стороны «лагеря Борового» в адрес вчерашних соратников по «Правому делу» может быть «слито» изрядное количество компромата.

Первый шаг уже сделан. Источники, близкие к Боровому, начали распространять информацию о том, что в 1993 году Ирина Хакамада, ныне — третий номер в избирательном списке «Правого дела», якобы стала депутатом Государственной Думы при финансовой и технологической поддержке Ореховской оргпреступной группировки.

Стартовой площадкой политической карьеры Хакамады стал Южный избирательный округ Москвы, где позиции «ореховских» и их лидера Сергея Тимофеева (Сильвестра), убитого осенью 1994 г., были в ту пору весьма сильны. В 1993 году Хакамада и Константин Боровой являлись ближайшими соратниками: вместе возглавляли Партию экономической свободы (ПЭС), вместе пытались баллотироваться в Думу по списку избирательного объединения «Август» (впрочем, безуспешно: «Август» даже не смог собрать требуемого для регистрации количества подписей избирателей).

Баллотировались Боровой и Хакамада и по одномандатным округам. Боровой с треском провалился в Северо-Западном округе Москвы, Хакамада с блеском победила в Южном. Вскоре политики поссорились: на очередном съезде ПЭС, состоявшемся в начале 1994 г., Ирина Хакамада объявила о выходе из партии. По мнению наблюдателей, она, быстро превратившись во влиятельного федерального политика, решила отказаться от «балласта прошлого» в виде откровенно недееспособной структуры ПЭС и эксцентричной фигуры лидера партии.

По версии источников, близких к Боровому, в декабре 1993 года, будучи малоизвестной предпринимательницей с внешностью и манерой поведения, вызывающей сложные чувства у значительной части электората, Хакамада едва ли могла стать депутатом без массированной поддержки со стороны «ореховских». Питомцы Сильвестра якобы и подписи собирали, и электорат агитировали, и саму кампанию финансировали. (Кстати, одним из консультантов той кампании был известный политолог Сергей Караганов). В роли неофициального менеджера кампании выступал авторитетный представитель «ореховской» группировки Владимир Гаврилин. В результате прекрасной японке удалось обойти многочисленных соперников.

Согласно той же версии, оказавшись в Думе, Хакамада отказалась лоббировать интересы вчерашних покровителей. Психологически это было вполне объяснимо: яркая умная женщина сразу же привлекла внимание лидеров политического процесса (не исключая, как говорят, и президента Бориса Ельцина), и на фоне открывшихся перспектив вчерашние соратники стали для Хакамады не слишком удобны, особенно учитывая их репутацию. В результате между Ириной Хакамадой и «ореховскими» началась позиционная борьба, которая закончилась не в пользу Сильвестра и Ко. Осенью 1994 года Сергея Тимофеева взорвали в его «Мерседесе», а весной 1995 года у подъезда собственного дома был расстрелян Владимир Гаврилин. С тех пор влияние «ореховского» сообщества заметно упало, а на думских выборах 1995 г. кампанию Хакамады финансировали известные олигархи. Подчеркиваем: АПН излагает лишь версию, распространяемую кругами, близкими к Боровому. Мы готовы обнародовать и иную точку зрения...

 
Тайная история отношений Хакамады и Сильвестра



© 2011—2017 Ореховская ОПГ
Все комментарии, предложения, любую интересную информацию присылайте по адресу: admin@criminal.msk.ru