Ореховская ОПГ | Материалы

Московское «Палермо»

Статья Эрика Котляра, посвященная армянскому крылу Ореховской ОПГ, хотя и грешит порой фактическими ошибками, но все равно получилась интересной, особенно в контексте недавнего убийства вдовы одного из героев статьи Ирины Зироян.

Эрик Котляр
«Московская правда»
28.04.2011

1.

Судя по последнему судебному процессу, бандитский карнавал на юге Москвы, начатый еще Сергеем Тимофеевым (Трактористом, Сережей Новгородским, Сильвестром или просто Иванычем), продолжается до сих пор. Казалось, в былое ушли времена курганских, орехово-борисовских, медведковских беспредельщиков. Давно взлетел на уровень второго этажа шикарный «мерседес» крестного отца ореховской бандгруппы «дона Сильвестра». Это было в 1994 году.

В далекой Испании задержаны при участии сыщиков МУРа его последыши Буторин, Полянский, братья Пылевы, которым «дон» дал название «медведковских». Прошли судебные процессы над известными киллерами группировки — Солдатом-1 и Солдатом-2, на счету которых только доказанные десятки смертельных расправ. Казалось, кровавая эпопея похождений членов ореховской мафии теперь стала достоянием архивных хранилищ криминальной истории новой России.

Но нет, сводки МУРа продолжают приносить все новые эпизоды гангстерских расправ. Сильвестровский вулкан криминальных событий в Орехове-Борисове с начала девяностых продолжает извергать смертоносную лаву уголовного беспредела, напоминая о себе ядовитыми испарениями убийств и кровавых преступлений.

Да и не только. Девяностые в Орехове-Борисове оставили незаживающие раны в душах тех, кто так или иначе оказался причастным к «героям» московского «Палермо».

Недавно в МУРе расследовалось одно из многих громких дел, раскаты которых постоянно сотрясают жизнь столицы. На Петровку вызывали много разных людей. После допроса молодого парня, когда оперативник уже подписывал ему пропуск на выход из здания, он неожиданно спросил:

— Скажите, а Сергей Буторин все еще здесь, в Москве? Его не этапировали в зону?

Оперативник был немало удивлен неожиданным вопросом.

— Какое отношение имеет это к делу?

— К делу никакое. Имеет отношение ко мне лично.

— Какое же?!

— Я — его сын.

— Подожди-ка, я работал по Буторину и знаю его биографические данные. Уж ты не от Наташи ли?

— Это моя мама. Только я его никогда не видел. Когда вы его привезли из Испании, это показывали по телевизору, мама мне сказала: «Смотри, сынок, это твой отец!»

Оперативник позвонил в следственную часть, и там ответили, что Буторин все еще нужен центру и потому он по-прежнему находится в одном из московских СИЗО.

Вполне возможно, что муровцы устроят свидание отца и сына. В конце концов все мы люди, даже такой отъявленный душегуб, как Буторин (Ося), имеет право на личную жизнь. Пусть посмотрит на своего наследника на Земле, которому он дал жизнь.

2.

Когда-то психологи говорили, что определенные контуры зданий больших городов в разных композициях стимулируют предрасположенных к преступлениям людей к правонарушениям разных жанров. Насколько такие предположения могут подтверждаться на практике, утверждать не берусь. Помню только, как ловили двух маньяков на севере Москвы, которые, не зная друг друга, совершали похожие по почерку насилия над школьницами в одном и том же месте, и потому поймать их было очень трудно. Тогда привлекли подобных предсказателей в помощь оперативным органам, они вывели некие схемы из ломаных линий очертаний окружающих домов и пытались предугадать по ним, в каком подъезде будет следующее нападение на юную жертву. Но, увы, преступники пренебрегли научными выкладками и выследили школьниц совсем в других подъездах...

По имеющимся в угрозыске данным, Сергей Тимофеев, прибыв в Москву из Новгородской области, где он родился в 1955 году в деревне Клин, в конце восьмидесятых прописался здесь по адресу: Борисовский проезд, дом 1, корпус 2, квартира 296 (на самом деле, прибыв в Москву в середине 70-х, Тимофеев с семьей прописался по адресу: Шипиловская улица, 12; это уже после отсидки в 1991 году он стал бывать в доме в Борисовском проезде. — Прим. адм.). Какие контуры зданий, окружающих его дом, сподвигли рыцаря преступного мира на превращение Орехова-Борисова в мафиозное «Палермо», пускай определят психологи-футурологи. Но факт, то, что удалось Сильвестру, наверное, уже не удастся никому из самых приметных представителей уголовной среды.

До сих пор идут судебные процессы по делам давно минувших лет. Причем обвиняемые на них ореховские бандиты, чьи похождения с упоением описывали криминальные хроники на стыке восьмидесятых — девяностых годов, сегодня уже стали пожилыми людьми.

Как говорил известный французский писатель детективных романов Жорж Сименон: «И все-таки орешник зеленеет!»

Бумеранг возвращается. Время Сильвестра до сих пор не прошло. Как ни удивительно, и в нулевые годы оно все еще напоминает о себе.

Вот недавно завершился процесс над старыми «орехами» первого поколения гнезда Сильвестра. Среди доверенных и приближенных к себе людей Сильвестр на первом этапе становления «Палермо» привечал Николая Ветошкина (Витоху), Виктора Комахина (Сказку), Юрия Шарикова (Боцмана) и Игоря Смирнова, прозванного за тяжелый и необузданный нрав Медведем.

В то время еще не было не только Буторина с Пылевыми, но и курганских чистильщиков. Те, о ком идет речь, настоящие классики орехово-борисовской истории. Просто удивительно, как они дожили до наших дней и не пали бесславно от рук соратников. Ведь с самого начала в «сильвестровской мафии» учредили стиль расправ друг над другом. Курганцы, буторинцы, пылевцы ничего нового не придумали. Они только подхватили традицию старых «орехов» и прилежно ее продолжили.

Когда в девяностые Сильвестр скопил «первоначальный капитал», он по призыву либеральных демократов начал заниматься коммерческими делами, а следить за порядком в команде поручил Витохе. (Ветошкин Николай Павлович, клички Витоха, Палыч, родился в Москве в 1961 году, был зарегистрирован по адресу: Москва, улица Шипиловская, дом 5, корпус 1, квартира 209.) Пока Иваныч был жив, все шло путем. Но когда его взорвали, по предположениям, не без помощи появившегося у него под рукой Буторина, все в «Палермо» покатилось кувырком. Буторину были до лампочки коммерческие заморочки Сильвестра (Иваныча), он предпочитал выдавливать деньги живьем из коммерсантов. Начались распри, которые по законам мафии всегда завершают расстрелы. Трупы посыпались, как горох из кастрюли. В 1993 году пуля настигла и Витоху, за которым числился ресторанный бизнес в Южном округе (на самом деле Витоху убили в 1998 году. — Прим. адм.).

3.

Вышедший к этому времени из заключения Смирнов (Медведь), женатый на сестре Витохи, начал мстить за смерть родственника. Его появление в Орехове-Борисове ознаменовано чередой новых убийств. Медведь расчищал дорогу к трону. И не всегда те, кого он убирал на своем пути, действительно были ему помехой. Часть расправ над неугодными проходила в кафе «Хелп», где собирались для сведения счетов и разборок «орехи». Это кафе почтенная публика старалась обходить стороной. Там разбивали бутылки о головы во время разборок между «брателлами», могли запросто поставить на ножи посетителя, если не понравился его фейс. И много чего еще могло случиться с человеком, за что местная милиция не хотела отвечать. Нечего, мол, соваться куда ни попадя.

В 2004 году в МУР поступила информация, что в «Хелпе» в середине девяностых было совершено тройное убийство двух мужчин и женщины. Тарасенков и Мравян (это важно!) по кличке Армян пали от руки Кузнецова (Торпеды), близкого соратника Витохи. После смерти Витохи Кузнецов, «правильный отморозок», заявил право на власть, но встретил сопротивление со стороны Мравяна. В «Хелпе» Кузнецов прострелил ногу Тарасенкову и, чтобы избежать лишних хлопот, поодиночке расправился с Тарасенковым, недругом Мравяном и случайно оказавшейся в кафе молодой женщиной, невольной свидетельницей убийств. Торпеда недолго держал скипетр правления в Орехове-Борисове. Удержать власть над братвой не просто. В очередной разборке Торпеда погиб вместе со своим другом Фокшей. Но трупы продолжали «украшать» жизнь московского «Палермо». И уже в нулевые, по давно минувшим делам ореховского мартиролога криминальных расправ, состоялся суд над ветеранами бандитского движения. На скамейке, отполированной до блеска, сидела старая гвардия мафиозного движения, еще помнившая притоны и блатхаты. Медведь получил каторжный срок. Другой перезрелый уркан, по кличке Лось, достигший возрастной мудрости, обратился к присяжным с обращением, редким для этой категории людей. Смысл его выступления сводился к признанию в том, что да, банда была. А дальше он призвал суд к общественной справедливости — если хотите жить, как раньше, дело ваше, хотите жить нормально, принимайте правильное решение! Не часто услышишь такое из уст авторитетного представителя мафии.

Казалось бы, после этого последнего процесса можно вздохнуть свободно.

Легенда Сильвестра канула в Лету. Муровские сыщики Игорь Савельев, Олег Галич, Николай Воробьев и их командир Влад Новиков, отдавшие кусок жизни зачистке беспокойного московского района, могут наконец снять боевые доспехи. Увы, не тут-то было.

4.

Мы обратили внимание читателя на одну из жертв бандитских разборок по имени Мравян. Оказалось, у Витохи под началом был целый коллектив армянских парней, которых нельзя прямо отнести к этнической группировке, многие из них московского происхождения. Выросли и выучились в столице, тем не менее выбрали в жизни путь бандитской удачи. Мравян, по кличке Армян, возглавлял одно крыло армянской мафии. Другое было под Геворгом Зирояном, по прозвищу Обезьяна, 1949 года рождения. Он близко знал Сильвестра и дружил с Витохой. Вместе на заре криминальной эры России крутили на улицах наперстки... (А еще был бригадир наперсточников Самвел Мардоян. — Прим. адм.)

Обезьяна
Убитый лидер ореховской армянской группировки Геворг Зироян (кличка Обезьяна).

Члены армянских группировок жили не тужили под покровительством Витохи. У него был официально зарегистрированный ЧОП, которым, между прочим, управляли бывшие сотрудники милиции. И все приближенные ходили с законным оружием. Так что стрелять было из чего.

Геворга подозревают в заказе на убийство Харитона (убийство известного спортивного тренера Харитонова
свое время вызвало шок в спортивных кругах).

Для бригады муровских сыщиков открытием явилась армянская группировка под началом Витохи. Но, поскольку расследование убийства Витохи потянуло за собой цепочку тяжких и очень жестоких преступлений, следственно-оперативная группа не могла себе позволить отвлекаться на поступавшую дополнительную информацию. Подробно об этих событиях я рассказал в книге «Орехово-Борисово. Племя отморозков».

И тем не менее сведения об убийствах, совершенных людьми Обезьяны, принимались Новиковым и Савельевым во внимание. Такие, как убийство Харитона или Елены Мухиной, любовницы одного из членов группировки Зирояна. Мухину задушили после того, как она ушла от своего дружка. В криминальной среде женщина не имеет права на свободу решений. Это убийство привело к ссоре между людьми Витохи и Зирояна и так называемыми русскими ворами. Но, повторю, в то время муровцы не имели ресурса для постороннего расследования. Сроки по преступлениям лидера ореховской бригады подпирали и не позволяли отходить от главной задачи.

После смерти Витохи Геворг Зироян утратил в криминальном мире былое покровительство и защиту и стал уязвим. Это представляло большую опасность, поскольку Зироян хозяйничал на Москворецком рынке, расположенном на Симферопольском бульваре, дом 11/12, контролировал станцию технической помощи, «Товарищество торг „Варшавский”», торговую фирму «Эссо» и многое другое. Но главным все же был рынок. Жизнь сделалась беспокойной.

Беда пришла в виде своих же братьев армян. Но армян из Мытищ. Там расправил крылья авторитет Ладо. Он и предъявил претензии на Москворецкий рынок Обезьяне. Сопротивление казалось бесполезным. Мытищинская группировка была сплоченной и опиралась на бандитские круги Подмосковья. А в стане ореховцев царили раздрай и склока. Геворг капитулировал и выделил Ладо долю на рынке в двадцать процентов от дохода. Но Ладо это никак не устраивало. По закону мафии Геворгу назначили стрелку и расстреляли из двух автоматов. Это произошло в 2003 году. Но и Ладо долго не протянул. Его тоже расстреляли.

Дальнейшие события разворачивались по закону коза ностра, как это происходит обычно на Сицилии, в Палермо.

Члены группировки Геворга Зирояна горевали недолго. На сходке они решили, что Москворецкий рынок теперь принадлежит по праву им. Ведь каждый при жизни Геворга ежемесячно получал солидные деньги только за то, что был членом его банды. Что-то вроде зарплаты.

Но дело оказалось сложным. В наследственные права вступила вдова Геворга, Ирина Владимировна, женщина крутого нрава и далеко не робкого десятка. Платить боевикам покойного мужа она категорически отказалась. На все уговоры следовал твердый ответ — нет.

Ей предложили ежемесячную долю от дохода и получили жесткий отказ. Дали время на раздумье. Но и это не помогло, Ирина Владимировна стояла на своем: делиться ни с кем не намерена. Более того, бывших соратников Геворга начали выдавливать не только с рынка, но изо всех фирм, где при жизни заправлял босс. Посыпались угрозы, но и они не подействовали. Вдова мужественно защищала свои права.

Более того, она взял бразды правления бизнеса Геворга в свои руки и показала себя с деловой стороны. Теперь предстояла нелегкая задача избавиться от криминала, который опутывал жизнь семьи Зироянов. Она освободилась от назойливой опеки защиты, приставленной к ней мужем еще при его жизни. Телохранителем стал сын от первого брака Векилов Исмаил Борисович.

Все произошло 31 марта 2005 года, когда она приехала в один из своих сетевых магазинов «Окна и двери» «Товарищества торг „Варшавский”». Когда машина Ирины Владимировны подъехала к магазину на Варшавском шоссе, невидимый наблюдатель дал отмашку — «она здесь!».

Ирина Владимировна обсуждала дела в кабинете управляющего магазином, Векилов стоял на бельэтаже,
откуда хорошо просматривался торговый зал. И в этот момент в магазин ворвались два вооруженных автоматами человека в масках. Очевидцы событий рассказывали, что Векилов сунул руку во внутренний карман пиджака, что могло означать попытку достать оружие. Но его сразила автоматная очередь. Между тем пришельцы явились с другой целью. Они рыскали по помещению и громко требовали показать им, где Ирина.

Ирина Владимировна и управляющий слышали выстрелы и крики, он быстро сориентировался и увлек женщину в каморку под лестницей, ведущей на второй этаж магазина. Уже в укрытии Ирина Владимировна узнала голос одного из налетчиков...

5.

По факту убийства Векилова МУР начал оперативную разработку. Это оказалось крайне трудным делом. Пришлось изучать все связи и конфликты ореховцев, начиная со времени Сильвестра до настоящих дней. Постепенно начал вырисовываться круг возможных претендентов на наследство погибшего Геворга Зирояна. В процессе расследования Игорю Савельеву и Владу Новикову открывались новые кровавые страницы орехово-борисовской летописи. Уже можно было говорить, кто именно в тот день приходил в магазин за головой смелой вдовы. Но нужны были очевидные доказательства. И они явились Савельеву в лице молоденького, несовершеннолетнего подростка, разыскать которого в огромном городе то же самое, что найти иголку в стоге сена. Как сыщикам удалось это сделать, говорить не будем. В этом и состоит непревзойденность русского сыска перед всеми остальными детективными службами в других странах.

Мальчишка пробегал мимо магазина, когда из него выскочили два человека и устремились к машине. Один был в маске, у другого маска завернута под подбородок. И мальчишке хорошо запомнилось его лицо. Паренек остановился, чтобы пропустить страшных незнакомцев. Заметив наблюдательного подростка, человек натянул маску. Они нырнули в машину, и она сорвалась с места.

Мальчика МУР взял по государственной защите свидетелей под охрану. У него оказалась на редкость отчетливая зрительная память. По его описаниям криминалисты составили фотокомпозиционный портрет преступника, который полностью совпал с живым оригиналом. Уже впоследствии, когда преступнику показали его фоторобот, а он, конечно же, отрицал свое участие в убийстве сына вдовы Зирояна, он с возмущением заявил, мол, что вы мне показываете? Взяли мою фотографию и срисовали фоторобот...

Человеком этим оказался Ваган Оганесян, 1967 года рождения, по кличке Цо. Ранее судимый по статье 222 — за незаконное хранение и использование оружия. Задерживали опасного преступника муровцы, используя фактор внезапности. Молниеносно сели в его машину и взяли в наручники. Человек очень дерзкий, впрочем, как и все члены мафии ореховского «Палермо». На суде он упрямо отрицал свое участие в убийстве. Впрочем, ему это не помогло. Несколько человек, среди них и вдова, узнали его по голосу и одежде. А мальчик, автор фоторобота, твердо заявил, что видел именно Вагана в тот день. Суд приговорил убийцу к восемнадцати годам отбывания в колонии строго режима.

Цо
Убийца сына вдовы Зирояна, член группировки Ваган Оганесян (кличка Цо).

Предположительно Савельев установил и второго участника расправы над Векиловым. Этот человек не отрицает, что находился в момент происшествия рядом. Но под маской он якобы не был и вообще по делам зашел в магазин напротив...

Между тем в МУРе есть информация, что следы Ваагна Оганесяна и его подельника ведут в Армению, где местные полицейские подозревают их в убийстве двух братьев, жителей республики.

Так что московское «Палермо» еще не раз напомнит о себе. А сыщики МУРа, несмотря на нервную полицейскую реформу, продолжают свою ежедневную войну против невидимого противника.

Оригинал.

P.S. Из сообщений прессы: 1 марта 2012 года Ирина Зироян была застрелена неизвестным в темной одежде и бейсболке у ресторана «Тануки», который расположен в здании № 86 на Варшавском шоссе. Этот дом принадлежал банде Зирояна, а затем перешел вдове по наследству. Нет сомнений в том, что Ирина Зироян пала жертвой борьбы за наследство мужа.

 
Московское «Палермо»



© 2011—2016 Ореховская ОПГ
Все комментарии, предложения, любую интересную информацию присылайте по адресу: admin@criminal.msk.ru