Ореховская ОПГ | Материалы

Охота на орехового медведя

Эрик Котляр
«Московская правда»
26.12.2006

«Ваша честь! Господа присяжные заседатели! Да, банда была! Если хотите и дальше жить так, как сейчас, — дело ваше! Если хотите жить нормально, принимайте правильное решение!»

Из последнего слова Лосева Игоря Юрьевича, ветерана бандитской орехово-борисовской группировки (клички Лось, Сохатый), произнесенного в Мосгорсуде в начале декабря 2006 года.

Последние из могикан...

Ушлый читатель сразу поймет — речь пойдет опять об ореховских бандитах. Ну сколько можно? «СК» уже стал энциклопедией по Орехову-Борисову. Казалось бы, уже все сказали и рассказали. Чего же еще?

Уважаемые читатели, мы и сами поразились, что жизнь нас все время возвращает к этой вроде бы вконец заезженной теме. Никак не думали, что может произойти нечто дополнительное. Наши очерки о похождениях Сергея Буторина, братьев Андрея и Олега Пылевых, курганских бандитах под руководством Нелюбина, Игнатова, Колигова оказались лишь вершиной айсберга. А вот подводная его часть в силу социального потепления продолжает все обнажаться и обнажаться, и, кто знает, может, еще не раз придется возвращать ваше внимание к делам дней минувших, но совсем недалеких. Они встают перед нами немым укором в том, что мы по безалаберности проморгали нечто важное, отчего жизнь наша тесно переплелась с криминалитетом, и мы вместо ее благочестивого лика теперь взираем на отвратительный кровавый бандитский оскал.

И еще раз о наболевшем и надоевшем. Бандитский беспредел с начала девяностых продолжают держать под уздцы усталые и обиженные властью парни из МУРа. Они работают из последних сил на общество, которое не замечает их усилий и ничего не делает для укрепления этой тонкой перемычки между нашей действительностью и бездной воровского порока. Равнодушие — это приговор самим себе. В данном случае общество должно наконец потребовать у власти, чтобы те, кто сегодня — последняя надежда на защиту, жили достойно, а не думали все время о прокорме семьи, перестали ездить за свой личный счет в командировки по служебной надобности и, наконец, вздохнули и поняли, что не зря приносили присягу на верность государству и его закону...

Когда я знакомился с материалами этого кровавого дела, в очередной раз почувствовал трепет перед энтузиазмом муровских парней. Сколько бессонных ночей в засадах, часов напряженного сбора информации, усталости в глазах над деталировками переговоров бандитов по мобильной связи. Опросы, допросы и встречи с различными людьми, подбор подхода к каждому личностному характеру и полный отказ от личной жизни.

И во что оценивает государство эту адову работу? Старший опер с надбавкой от московского мэра получает около пятнадцати тысяч рублей... Младший... говорить не хочется! И это в наши дни победоносно проводимых реформ, когда корка хлеба дорожает час от часу.

Все, чем «СК» может поддержать стойкость духа у муровцев, самоотверженно жертвовавших здоровьем и молодостью все последние годы для разоблачения еще оставшихся могикан из племени Сергея Тимофеева — Сильвестра, это назвать их имена читателям. Люди должны знать: не вся милиция такая, какую ненавидит народ, МУР все еще живет благородной традицией старой милицейской гвардии, девиз которой — преступнику место на нарах!

Начальник отдела Евгений Володин, оперативники Виктор Егоркин, Владислав Богачев, Дмитрий Бузан и главный разработчик всей операции — старший оперуполномоченный Игорь Савельев — слаженная команда, они смогли вскрыть закоренелые бандитские тайны и призвать к правосудию ближайших соратников Сильвестра, одного из самых известных вожаков преступного мира времен демократических революций в России.

А чтобы оценить по достоинству славную работу муровских оперов из отдела по раскрытию заказных убийств, обратимся к фактам и при этом будем помнить, что все события плотно зашторены долгими прошлыми годами, начиная с конца восьмидесятых. Поэтому оперативникам приходилось все время включать скоростную машину времени...

Итак, по порядку. Примерно в 1988—1989 годах в Москве появился Сергей Иванович Тимофеев. Прибыл он из деревни Клин Новгородской области. Будучи человеком волевым и необыкновенно крепким, он быстро завоевал авторитет в Орехово-Борисовском районе, где собственно и прописался по адресу: Борисовский проезд, дом 1, корпус 2, квартира 296.

К его приезду в Орехове-Борисове действовали несколько бандитских группировок, которые постоянно выясняли между собой отношения и сводили кровавые счеты.

Тимофееву удалось сплотить мелкие шайки в единую преступную структуру, которая вскоре превратилась в Москве в одну из самых грозных уголовных группировок. Сам Тимофеев, он же Сильвестр, Сережа Новгородский и просто Иваныч, стал влиятельной фигурой в криминальном мире Москвы. В Солнцеве, тогда самом могущественном уголовном коллективе, его признали как достойного вожака на юге Москвы и на ближайшей территории Московской области.

Среди доверенных и приближенных к себе людей Тимофеев особенно привечал Николая Ветошкина по кличкам Витоха и Палыч, Виктора Комахина по кличке Сказка, Юрия Шарикова — Боцмана, и Игоря Смирнова, за тяжелый необузданный нрав прозванного в группировке Медведем.

Медведь — из тех, кто предпочитал не говорить, а молча действовать. А действия его наводили ужас на членов орехово-борисовского сообщества. И он многим доказал, что боялись его не зря.

Заметьте, в то время еще не было не только Буторина с Пылевыми, но и курганских бандитов, о которых мы публиковали столько материалов. Те, о ком мы ведем речь, настоящие «классики» криминального мира на юге Москвы. Аборигены Орехова-Борисова. Удивительно, как некоторые из них удержались до сегодняшних дней и не пали бесславной смертью от рук соратников. С самого начала в сильвестровской дружине завели стиль расправ друг над другом. Ведь курганцы, буторинцы, пылевцы ничего своего не придумали, они только подхватили традицию убийств и прилежно ее продолжили...

Да и сами курганцы, люди Буторина и Пылевых — пришельцы в Орехово-Борисово, а основной костяк ореховских отморозков, тщательно отобранных и выпестованных Сильвестром, как раз выросли на «берегах Борисовских прудов».

Но Сильвестр, получив тот самый первоначальный капитал, к которому в те годы призывали демократы «любым путем», крепко задумался о приложении его в бизнес. Если помните, он завел для этой цели «ученого мудреца» Лернера и они неплохо крутанули рулетку банковских афер. Но кинуть бандитский коллектив на произвол не получилось даже у Сильвестра, несмотря на то, что его грозная слава докатилась даже до некоторых магикан.

И тогда удачливый вожак решил оставить вместо себя на хозяйстве Николая Ветошкина — Витоху. Трудно объяснить этот выбор: Витоха по складу скорей был не бандит, а мелкий коммерсант. Торговал водкой, в Пензу возил железо, оттуда хрусталь. А ведь Тимофееву был нужен надежный человек для выполнения щекотливых поручений, а именно для зачистки в бригадах недовольных внезапным удалением Сильвестра от дел. Задания чисто киллерского толка. Но и отказать в доверии вождю Витоха не посмел бы. Тогда могли зачистить его самого.

На сходке в Царицыно Сильвестр объявил свою волю, и Витоха вынужден был взяться за это мрачное дело.

Но не стрелять же самому в неугодных! Для таких грязных поручений можно подобрать кого-нибудь еще, а за собой оставить «офисную работу» в белом воротничке. Скажем, почему не привлечь для «мокрух» Сергея Бабенко, известного среди братвы, как Хохол или Узбек?

Конечно, роль руководителя бюро чистильщиков Витохе никак не подходила. Это стало ясно после того, как самого Сильвестра в 1994 году взорвали, по оперативной информации, люди уже вставшего «на ножки» Сергея Буторина — Оси.

На южном московском направлении вновь возникли раздоры и волнения. Вот тут-то к Витохе братишки предъявили счет — ты кто? Да никто! И Витоха, с трудом усвоивший, что Иваныча больше нет и теперь уже некому прикрывать его от разъяренных собратьев, принял решение избавляться от старых ореховских кадров, имевших право обращаться к нему запросто на «ты».

Беспокойство еще вызывала непредсказуемая фигура Буторина. В ореховских кабаках шли упорные слушки, что Иваныча завалил Ося, и Витоха понимал: с этим человеком по-любому, но надо договариваться.

По некоторым сведениям на стрелке они разошлись миром. Осе отошел нефтяной бизнес покойного Сильвестра, а Витохе досталась территория, на которой Витоха решил сосредоточиться исключительно на доходах от ресторанного дела.

Теперь пришла пора зачисток неугодных. С 1994 по 1997 год люди Витохи не покладая рук зачищали пространство Орехова-Борисова от тех, кто привык жить под непререкаемым авторитетом Сильвестра и мог представлять для Витохи, как это принято сейчас называть, «оранжевую опасность».

За три года на тот свет отправились самые «конкретные пацаны», любимцы Сергея Тимофеева: В. Комахин (Сказка), Е. Скалин (Шплинт), А. Губанов (Губанчик), В. Чурсин (Балда), П. Мирошниченко (Мирон, Паша-Борода), И. Максимов (Макс, Бешеный), А. Винницкий (Толя-Резаный), С. Бабенко (Хохол, Узбек), Д. Шарапов (Димон), Э. Солодков (Холодильник)...

По сути вся старая гвардия великого бандита перестала существовать, и это доставило МУРу немало затруднений. Работать по старым делам стало еще труднее. Нет ни свидетелей, ни большинства фигурантов.

Дальше — больше. Чехарда убийств получила продолжение. Впечатление такое, что погибший в своем шикарном «мерседесе» Тимофеев призвал свою гвардию для новых дел в потустороннем мире.

Теперь уже, казалось, Витохе помешать никто не мог. И вокруг нового лидера стали группироваться те из ореховцев, кто признал за ним право приказа. А. Бородулин (Барабан), В. Кузнецов (Торпеда), Ю. Шариков (Боцман), И. Лосев (Лось, Сохатый), А. Марученко (Маруча).

Группировка Витохи, конечно, не могла равняться по финансовым оборотам с масштабами взорванного Тимофеева, но все же установила жесткий криминальный контроль над многими коммерческими организациями. Под пятой у Витохи оказались рынок у станции метро «Домодедовская», кафе «Орехово», ресторан «Водопад», ночной клуб «Хелп» и еще многочисленные кафешки по всему периметру южного пояса Москвы.

Но, пожалуй, главные доходы Витоха получал от плодоовощной базы «Курьяновская». Туда приходили вагоны с вином из Молдавии. Они разгружались, и с базы вино развозили по магазинам и торговым точкам, подконтрольным людям Витохи. Вот такой бандитский бизнес процветал под носом у местной власти, и остается только гадать, отчего эта самая власть закрывала глаза на происходящее...

Заправлял на базе Бородулин — Барабан. По сути он был ответственным за охрану. А в наши дни сторож больше чем просто сторож! Но Бородулин еще был и финансистом у Витохи. Кем-то вроде Лернера у Сильвестра.

Еще эту базу охраняли сотрудники ЧОПа «ВИГ-Охрана». И удивительным образом они как-то не замечали, что на территории базы частенько случались убийства в порядке взаиморасчетов между ореховскими боевиками. По оперативной информации, здесь прикончили Скалина (Шплинта). Убийство совершили, опять же по оперативным данным, пензенский киллер В. Конаков и И. Смирнов (Медведь). Труп коллеги расчленили и вывезли в Московскую область.

Для В. Конакова убивать на базе стало привычным делом. На допросах ореховцы рассказывали, как по заданию Витохи В. Конаков расправился с А. Марученко (Маручей) за то, что Маруча осмелился претендовать на лидерство Ветошкина. Но и сам Вова Пензенский — В. Конаков, штатный киллер в группировке, был ликвидирован на той же самой базе, где он знал каждый уголок...

В 1995 году московская пресса взорвалась сообщением о беспощадной расправе на плодоовощной базе «Курьяновская» над четырьмя кавказцами. Тогда этот случай вызвал бурю в обществе. И вот теперь, благодаря кропотливой работе муровцев, спустя чуть ли не одиннадцать лет, картина той страшной ночи прояснилась.

Кавказцы забрались на базу с целью воровства. Их задержали по приказу Витохи. Затем по его распоряжению на базу прибыли все члены Ореховской ОПГ, и на их глазах кавказцев сначала с пристрастием допросили, потом убили. Убивали образцово-показательно, чтобы присутствовавшие хорошо усвоили урок —Витоха шутить не будет с нарушителями «понятий». Убивал кавказцев все тот же Вова Пензенский — Конаков. А помогал ему в этом «благородном» деле некто А. Соколов по кличке «Сокол». Отчаянный и дерзкий до дурости, уже потом, при задержании, он оказал опасное сопротивление милиции и был застрелен в порядке самообороны.

Чтобы «повязать кровью» молодых членов ОПГ, Витоха потребовал от каждого волчонка убить оставшихся двух кавказцев.

Когда казнь была завершена, трупы казненных сожгли в печи для утилизации мусора. По мнению Витохи, это зрелище должно было закалить его бойцов и прибавить уважения к лидеру группировки.

Но сам Витоха, как оказалось, предусмотрел далеко не все. На всякого мудреца бывает достаточно простоты, и в ноябре 1998 года он был убит так же беспощадно, как это происходило до сих пор по его воле со всеми его соратниками. Вот уж точно — бандитский век короток!

Ночное кафе «Хелп»

Это кафе почтенная публика обходила стороной. Берлога «ореховских». Там разбивали бутылки о головы во время разборок между братанами, могли запросто «поставить на ножи» любого, если не приглянулась «фаска» посетителя. И много чего еще могло случиться с человеком, за что местная милиция не хотела на себя взваливать ответственность. Нечего, мол, соваться, куда ни попадя!

В 2004 году в МУР поступила информация о том, что в этом кафе были убиты сразу три человека: Дарья Наумова, В. Мравян по кличке Армян и Д. Тарасенков...

Тройное убийство — это серьезно даже для наших дней. И машина оперативного поиска завертелась. Как мы уже говорили, оперативное дело закрепили за Игорем Савельевым, сотрудником отдела по раскрытию заказных убийств МУРа.

Пришлось заняться историей события, произошедшего почти семь лет назад. По крохам собиралась информация. Из глубины времени выплывали подробности инцидента, когда между близким к Витохе Кузнецовым — Торпедой и Мравяном возникли трения, и Кузнецов, «правильный отморозок» в духе ореховских бандитов, прострелил Тарасенкову ногу.

Прострелить ногу — это значит нажить лишние неприятности. И тогда Торпеда принимает решение избавиться сразу от всех, кто присутствовал при стрельбе. По одной жертвы заводили в туалетную комнату и там в упор застреливали. Причем девушку Дарью застрелили ни за что. Она сама приехала в кафе и стала опасной, как очевидица беспредела, учиненного Торпедой...

Всех застреленных погрузили в машину, отвезли на берег Борисовских прудов и сожгли. По некоторым сведениям Мравян был еще жив и погиб не от пули, а в огне кострища.

В МУРе решили, что такая информация должна быть тщательно отработана, и обратились за помощью в прокуратуру Южного округа. Прокурор Штукатуров сразу дал должную оценку сведениям МУРа, нашел, что информация достойна следственного разбирательства, и поручил дело старшему следователю Чингизу Берикову, оказавшему оперативникам в дальнейших действиях большую помощь. Не всегда, к сожалению, совпадает энтузиазм оперативного состава с настроениями следователя. Тут все сошлось, и между муровцами и следователем сразу возникли взаимопонимание и поддержка.

В конце тяжелой и изнурительной работы оперативно-следственной бригады над делом из далекого прошлого задержали трех представителей старой гвардии Сильвестра, чудом доживших до нашего времени. «Старые орехи», им под сорок, давно отошли от бригады, да и сама бригада уже обрела покой на кладбище, никак не могли представить, что прошлое вдруг может им аукнуться...

Задержали и Лосева — Сохатого, он сам не убивал, но присутствовал во время казни в «Хелпе», Г. Федосеева по кличке Шрам (этот принимал прямое участие в убийствах), А. Таланов тоже расстреливал. И все это задокументировано и доказано кропотливым трудом следователя и оперов МУРа.

Возмездие пришло только в 2005 году — Федосеева приговорили к 20 годам, Таланова — к 15 и Лосева за его чистосердечное раскаяние и сотрудничество со следствием — к 12 годам.

Как признался Федосеев, для него это было тогда бандитское крещение. Старшие «орехи» постановили «замазать его кровью». Принцип «крещения» прост: «не убьешь — сам будешь лежать рядом!».

Казалось, от старой «ореховской гвардии», о которой в начале 1990-х газеты писали, как о самой жестокой и дерзкой группировке в Москве, больше никого не осталось. Как говорят, одних уж нет, а те далече, но...

Но МУР упорно продолжал добывать новую информацию о старых делах, и вскоре возникло продолжение темы — сильвестровское время никак не желает уходить со сцены.

Так в оперативных делах засветилось имя Медведя — Игоря Смирнова — еще одной ореховской фигуры, по жестокости, «быковатости» и беспредельности не уступающей Буторину, Пылевым и даже Саше Солдату...

Но тут надо вернуться к событиям, произошедшим в ореховском стане, когда он лишился своего очередного лидера — Витохи.

Медвежья берлога в Орехове-Борисове

После расстрела Витохи бригаду возглавил А. Кузнецов — Торпеда. Но властвовать над югом Москвы ему пришлось недолго, всего около года. Ореховская братва волновалась, удержать ее в ежовых рукавицах не получилось, и в очередной разборке Торпеда погиб вместе со своим другом Р. Фокшей.

Титул лидеров попытались поделить между собой И. Лосев — Сохатый и брат погибшего Кузнецова — В. Кузнецов — Торпеда-младший... Из этого ничего не получилось, авторитета у них не хватало, и братва совсем вышла из повиновения.

Дисциплина в ореховском братстве стала налаживаться, лишь когда после отбытия срока на волю вышел И. Смирнов — Медведь. Угрюмый увалень с недобрым взглядом, Медведь состоял в родственных отношениях с Витохой, был женат на его сестре. И сразу после освобождения он стал искать виноватых в смерти родственника.

Муровцы уже плотно работали с задержанными по расстрелу в «Хелпе». Все арестованные охотно «делились впечатлениями» о членах бандитского содружества. Они давали свои оценки Сильвестру, Витохе. Для каждого находились какие-то слова.

А вот о Медведе говорили нехотя и немного. Страшный человек этот Медведь...

На воле Медведь решил, что убийство Витохи напрямую дело рук братьев Кузнецовых. Расчистили, мол, себе дорогу во власть. От Кузнецова-младшего он потребовал за смерть Витохи контрибуции, для чего надо было продать квартиру, дачу, машину... Дело приняло настолько острый оборот, что Кузнецов — Торпеда-младший — вынужден был просить защиты от Медведя в милиции...

А Медведь между тем сколотил новую группу.

«Медведевцы» стояли особняком и наводили ужас на остальных «ореховцев». Под крылом Смирнова оказались известные в бандитском мире беспредельщики. М. Кутузов — Кутуз. По заданию Витохи он якобы участвовал в убийстве Харитонова, тренера спортивной школы. Тренера убили за раздел сфер влияния и за хорошо оплачиваемую коммерческой структурой крышу. Вместе с Кутузом в убийстве Харитонова правоохранительные органы подозревают С. Сатюкова по кличке Доцент. Во всяком случае, в Южном округе прокуратура возбудила уголовное дело по факту.

Рядом с Медведем видели А. Логинова по кличке Буль, он скончался от передозировки наркотиков, А. Бурханова — Бурхана — за убийство он отбывает наказание.

Среди старых ореховских кадров Сильвестра особо приметны два ветерана бандитского движения В. Чурсин по кличке Балда и А. Губанов — Губанчик. Это классики криминального жанра, они начинали еще уличными наперсточниками конца восьмидесятых и входили в круг самых приближенных к Сильвестру людей.

Когда они вышли после очередной отсидки, Сильвестра уже не было, его «мерседес» с хозяином разлетелся на куски. Витоха предложил им влиться в его «творческий коллектив», чем вызвал бурное возмущение: ты сам кто такой, чтобы мы под тобой ходили? Ты что, решил Иваныча заменить? Мы лучше пойдем работать к Сказке (Комахину).

Может, как раз этот разговор и дал толчок дальнейшим расправам Витохи над кадровыми «орехами» Сильвестра? Но понятно, что подрывать в глазах братства свой авторитет Витоха не мог позволить даже таким признанным фигурам, как Чурсин и Губанов.

Ликвидация их состоялась ночью 27 июня 1995 года возле кафе «Орехово», где пышно проводили поминки по застреленному Узбеку-младшему. Медведь спровоцировал ссору с Чурсиным и вызвал его для выяснения отношений на улицу. Была ночь, и из пистолета тремя выстрелами Медведь покончил с Балдой, одним из самых известных бандитов в криминальном сообществе Москвы.

Через некоторое время после расправы Медведь вместе с Сохатым и еще одним участником преступления вывели из кафе на улицу Губанчика и завершили поручение Витохи двумя выстрелами в голову.

Самое удивительное, что трупы убитых они привезли на берег Борисовского пруда и бросили без всякого сокрытия. Примерно так, как бросают на улице окурок! Откуда у бандитов была такая уверенность в своей безнаказанности? Видимо, недаром они считались хозяевами во всем Южном округе столицы...

Как мы рассказали выше, на базе «Курьяновское» расправились с киллером из Пензы В. Конаковым — Вовой Пензенским. Случилось это, когда Витоха начал масштабные зачистки в своем окружении и Вова Пензенский, до сих пор беспрекословно выполнявший любой приказ Витохи, стал лишним.

После его ликвидации Медведь и оба брата Кузнецовы отправились на его квартиру, где в это время находилась жена Конакова — Светлана Шрейдер.

Медведь знал, что у Конакова должна храниться крупная сумма денег. Медведь вместе со старшим Кузнецовым поднялись в квартиру, прихватив с собой портативный пистолет-автомат.

С женщиной они покончили одним выстрелом в затылок. Кто стрелял, следствие не смогло установить за давностью события, но Медведь на суде был признан виновным только в присутствии на месте убийства. По оперативной информации, в квартире после убийства исчезла сумма порядка пятидесяти тысяч долларов.

Для расследования открывшихся фактов и их развития в процессе следственных действий Управлением по расследованию бандитизма и убийств Мосгорпрокуратуры была создана оперативно-следственная группа. Начальник управления Сергей Золотарев поручил вести дело старшему следователю по особо важным делам Виталию Ванину. В группу откомандировали Чингиза Берикова. Таким образом, прокуратура города оказала муровцам солидную поддержку со стороны органов следствия.

Тщательная проработка собранных материалов позволила бригаде следователей и оперов МУРа подготовить для обвинения последних могикан из ореховских бандитов достаточную доказательную базу для суда.

Задержали их с предосторожностями. Люди очень опасные. Кстати, у них были фальшивые паспорта на подставных лиц, что затрудняло работу муровцев по «отсчету» их личностей. Скажем, тот же Смирнов ездил в Таиланд под именем Андрианова, билеты на поезда и самолеты также приобретал по чужим документам.

Сотрудники милиции помнят, как в 1990-е годы, когда с водкой были проблемы, в кафе зашел омоновец, чтобы купить бутылку, и наткнулся на ореховских бандитов со Смирновым. Увидев милиционера, они вытащили его на улицу, задушили, и Смирнов перерезал ему горло... Этот эпизод пока еще в оперативной копилке у муровцев.

Задержание Медведя прошло мастерски. Он только что прибыл из Самары, куда ездил, как всегда, под прикрытием. Меньше всего он ожидал встречи с муровцами. Квадратному крепышу Смирнову еле удалось завести за спину руки, чтобы надеть наручники...

В Мосгорсуде дело разбирали присяжные. Несмотря на твердый отказ Смирнова от всех предъявленных ему обвинений, жюри вынесло вердикт — 21 год с отбыванием в колонии строгого режима.

Правда, в случае с убийством Светланы Шрейдер присяжные исключили из материалов обвинения эпизод с разбоем. Сочли недоказанным, что были похищены деньги и сам Смирнов стрелял в затылок женщины — свидетелей нет, хотя факт убийства подтвержден. Вот такие странные решения принимают у нас в суде присяжных...

Лосеву с учетом первого срока сохранили 12,5 лет наказания в колонии строгого режима. Учли его сотрудничество и раскаяние. А младшему Кузнецову по статье за бандитизм присудили 10 лет строгого режима. Причем опять же сочли недоказанной его роль в убийстве еще одного бандита, там Кузнецов-младший, понимая, что старший брат не даст его в обиду, убежал с места казни и отказался выполнить распоряжение Витохи обязательно стрелять... Другого за такое самовольство сразу бы к стенке поставили, но Торпеда-старший уладил вопрос и тем самым помог брату избежать на суде в 2006 году более тяжкого наказания...

Приговор в силу пока не вступил. Смирнов — Медведь обжаловал его в высшей судебной инстанции. В отличие от подельников на суде он выступал оскорбительно для муровцев и следствия, заявляя, что все обвинения против него всего лишь выдумки и «больные фантазии».

Но как бы ни было, МУР поставил еще одну жирную точку на прошлом в истории самых старых «орехов».

Но в муровском портфеле все еще много нераскрытых убийств, совершенных «орехами», и много орошенных кровью трагедий. Поневоле к ним приходится возвращаться. Но и, кроме того, в Южном округе подрос молодняк, наслышанный о «героизме» старших, обкуренный, желающий ездить на джипах и совсем не желающий учиться и работать...

Так что былые традиции может подхватить новое поколение. Тем более перед глазами на телеэкране их призывает к подвигам Саша Белый — точная копия орехово-борисовского беспредела!

По-видимому, дорогие читатели, прощаться нам все-таки рано!

P. S. Cуд присяжных прислушался к последнему слову «ореховского ветерана» Лосева и принял правильное решение. В столице, и в частности в Орехове-Борисове, люди должны жить нормально, а не по закону волчьей стаи.

Оригинал.

 
Охота на орехового медведя



© 2011—2016 Ореховская ОПГ
Все комментарии, предложения, любую интересную информацию присылайте по адресу: admin@criminal.msk.ru